ФОРУМАРХИВРАСПРОСТРАНЕНИЕНОВОСТИRE:ДАКЦИЯRE:КЛАМОДАТЕЛЯМКОНТАКТЫ
 




Сделать стартовой
И еще...
Там, где наших нет
Я жду от мундиаля двух вещей: сенсаций и игры на нервах у болельщика. А что на деле? Туговато пока. подробнее »
ВЫБОР NON STOP: РАУНД 8
В Интернете достаточно людей, готовых делать черную работу за вас, выдавая в результате выжимку из политических событий, разжевывая ее, разъясняя все доступно, понятно и по уму. Политическая аналитика нужна человеку, ведь если вы не интересуетесь политикой — политики заинтересуются вами подробнее »
Вид из окна на зиму
Никакая это не «другая» Россия, а самая обычная. И город тоже самый обычный, русский — Боровск. С русской же историей. подробнее »
Наши корпоративные университеты
В противостоянии государственных и коммерческих вузов появился «третий лишний»: корпоративные университеты. Подобно тому, как в средние века университеты возникали при монастырях, нынешние корпоративные создаются мощными бизнес-структурами. подробнее »
Ригидность от «а» до «ж»
Берегись, ты вполне можешь стать очередной жертвой. Жертвой социального вируса по имени «ригидность». Он поражает человека патологическим нежеланием учиться, работать или повышать свой профессиональный уровень. подробнее »

Главная » Архив » Номер 6 » Вниз, в бункер НБП
Вниз, в бункер НБП
Номер: №6, "Розовая Чичерина"
(23 февраля 2006 — 5 марта 2006)

Рубрика: Политика
Тема:
От: Антон Трубецкой


Антон Трубецкой приехал в Москву из Архангельска в прошлом году — поступать в МГУ.
Неуемная энергия потянула Антона в политику — он отправился путешествовать по штабам молодежных организаций. Впечатления он заносил в компьютер, а потом поделился ими с «Re:Акцией».
В № 3 мы напечатали фрагмент дневника Антона о походе в «Оборону». Теперь — о том, как он решил проверить, что представляет из себя лимоновская НБП.

После похода в «Оборону» остался осадок какой-то неопределенности. «Это свойственно нашим либералам, особенно молодым, оставлять осадок неопределенности», — поделился со мной хороший знакомый, знающий не понаслышке рынок молодежной политики. Он же и посоветовал сходить в более решительно настроенную и уверенную в себе организацию. «Например, в АКМ».
На сайте «Авангарда красной молодежи» (АКМ) вывешена скупая информация о целях, зато есть длинный список акций. С трудом отыскал координаты. Мне посоветовали не ходить одному, а взять с собой товарища покрепче. Мол, в АКМ ребята слишком решительные. Обеспечив себе охрану в лице друга с параметрами штангиста, я отправился «ставить крест на капитализме».
Найти указанный на сайте дом не составило труда. Я набрал номер квартиры по домофону. Но на мою просьбу о вступлении в АКМ возмущенный женский голос сообщил мне, что здесь квартира, а не… в общем, что здесь квартира.
Я попытался дозвониться по одному из указанных на том же сайте мобильных номеров.
— АКМ? — ответил мне какой-то парень. — На фига вам оно сдалось? Давай лучше к нам, в НБП, у нас лучше.
— Я в АКМ хочу! — почти прокричал я.
— Ну, как знаешь, — немного испугался мой собеседник, — с ними связаться тяжело, могу дать телефон жены Удальцова.
Я не знал, кто такой Удальцов. И сдался:
— А вы сильно отличаетесь от АКМ?
— Да нет, одним и тем же практически занимаемся. Подожди немного…
Трубку передали какой-то девушке.
— Привет! Тебя как зовут? — спросила она.
— Антон, а тебя?
— Маша. Тебе сегодня удобно встретиться?
— Конечно.
Мы договорились встретиться через час на одной из станций московского метро.
Ровно в назначенное время я и мой «телохранитель» были на месте. Почти сразу я заметил в толпе симпатичную девушку с красными волосами, которая довольно часто поглядывала на меня. «Точно, нацболка», — процедил мой товарищ, которому все это начало надоедать и хотелось идти пить пиво. Игра в гляделки продолжалась еще минут 10, затем к девушке подошел парень. Я успел заметить, как она указала ему на нас. Парень осторожно поинтересовался: «Антон?» и, уладив все шпионские формальности, мы направились в один из офисов НБП.
По дороге Мария занялась ликбезом. Она рассказала мне о партии и объяснила, чем НБП лучше АКМ. Оказывается, у них все гораздо серьезнее, а АКМ всего лишь пытается им подражать. Также я узнал, что вся Москва поделена на несколько округов, и за каждый отвечает «окружная бригада». Нас вели как раз в штаб одной из таких бригад. «Идет борьба!» — воодушевленно говорила Мария.
Я так увлекся беседой, что даже не заметил, как мы подошли к зданию, огороженному забором. На черной двери висело объявление, извещавшее всех о том, что здесь находится магазин. Сразу за дверью мы столкнулись с двумя девушками, одетыми в черную униформу. Вопреки моим ожиданиям, помещение действительно оказалось магазином, в котором продавалось все: от халатов и обуви до детских игрушек. За кассой восседал бдительный мужчина-продавец, он же — НБП-ресепшн. Поздоровавшись, мы прошли в проем за его спиной. Выкрашенный в черный цвет коридор вел в небольшую комнатку. Там нас встретил еще один активист. Он еще раз указал нам на преимущества НБП перед всеми остальными политическими организациями и АКМ в частности. Пообещал пригласить на общемосковское собрание, куда иногда «сам Лимонов приезжает и общается с активистами». Пока мы вникали в идеологию, в комнату входили новые люди. Один из них, по иронии судьбы, оказался бывшим акаэмщиком. Когда он узнал, куда мы ходили вступать в АКМ, то сильно удивился и сообщил нам, что мы ходили на сверхсекретную конспиративную квартиру Удальцова. Но опять-таки не объяснил, кто это такой.
Пришлось подождать, пока не собрался весь состав «бригады» — восемь человек. Началось совещание. Мы с товарищем разместились в углу на пуфиках. Активисты обсуждали предстоящий митинг, в котором неожиданно предложили принять участие и нам.
— Новенькие, давайте, присоединяйтесь! Будет много ментов и драйва, — сказал худенький паренек в очках. Мой крепкий товарищ явно собрался встать во весь свой немалый рост и сказать, что он думает по этому поводу. Но тут один из активных участников дискуссии ни к селу ни к городу предложил собрать членские взносы. Новая идея заняла присутствующих еще более, чем вопрос о количестве ментов. Нам предложили принять участие и в этой «акции». Я отказался, аргументировав это тем, что пока не член партии. Тогда тот же активист предложил нам сдать деньги на замену пропавших на последнем мероприятии мегафонов.
…Не помню, как мы оказались на улице. У моего друга оказались в руках 3 номера газеты «Лимонка» и список литературы, который необходимо прочитать начинающему национал-большевику. Он донес их до ближайшей урны.
— Секта, блин, — процедил сквозь зубы мой «телохранитель», который за час «совещания бригады» стал бледным и злым. — Это и есть твоя молодежная политика? Все, теперь звони только когда захочешь угостить меня пивом.
Дома я снова залез в интернет. Сергей Удальцов оказался лидером АКМ. Но звонить ему как-то расхотелось. И на митинг я не пошел.

Р. S. Вместо митинга Антон Трубецкой отправился в Севастополь, где украинское «Студенческое братство» захватывало российские маяки. Отчет о знакомстве с политическим экстримом на Украине — в ближайших номерах «Re:Акции».

Всего оценок: 16, средний балл: 2.4
» Комментарии

← Предыдущая статья Вернуться к содержанию Следующая статья →
Статьи автора:
» Вниз, в бункер НБП
» В «Макдональдс», к патриотам!

Статьи рубрики:
» Уроки RЕ:ЙТИНГА
» Молодым тувинцам и в юрте политика
» Откуда берутся политики?
» Пятерка по литературе
» Мистер Ферст и мистер Секонд




Оставить комментарий:
Ник:
E-mail:
Введите код, который вы видите на картинке:



Поиск
Rambler's Top100 © "RE:АКЦИЯ". Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-19561 от 11.02.2005
При перепечатке материалов ссылка на reakcia.ru обязательна
Создание сайта - alsd.ru