ФОРУМАРХИВРАСПРОСТРАНЕНИЕНОВОСТИRE:ДАКЦИЯRE:КЛАМОДАТЕЛЯМКОНТАКТЫ
 




Сделать стартовой
И еще...
Осенний марафон
Чем готова заинтересовать нас осень? Газета «RE:акция» предлагает порадоваться: новому альбому Rolling Stones, новому космическому туристу, новым приключениям любимых киногероев, новому учебному году и обновленному радио Ultra; поболеть за нашу сборную по футболу в ее попытках пройти в ЧМ-2006.. подробнее »
Стать президентом может каждый
Молодому литератору и политику Сергею Шаргунову не удалось прорваться в Государственную думу, поэтому он решил использовать свободное время с пользой — вернуться в литературу с новой книгой о 90-х. Жажда перемен и власти не оставляет Сергея ни на минуту, он все еще надеется в будущем стать как минимум президентом России. подробнее »
Смертельные яйца
Один из ведущих отечественных книжных обозревателей выпустил толстенный биографический роман про ультрапатриота и империалиста, которого всякий правоверный «глянцевик» должен, по идее, бояться как черт ладана. Но ... подробнее »
t.A.T.u. для инвалидов и пассажиров с детьми
Татушки Юля Волкова и Лена Катина развевают мифы о себе и рассказывают о работе над новым альбомом в эксклюзивном интервью газете «Re:Акция». подробнее »
Приятно быть плохим
Спина парня, девушка, сидящая перед ним на коленях. Ее лица не видно, но слышен характерный чмокающий звук. Лицо парня, спина девушки, сидящей перед ним на коленях. Опять ничего не видно, но слышен характерный звук подробнее »

Главная » Архив » Номер 30 » Тело в шляпе
Тело в шляпе
Номер: №30, "Чемодан, зеленые, в блинчик"
(17 сентября 2007 — 27 сентября 2007)

Рубрика: Слух
Тема: Армен григорян («крематорий»): Творческий путь в 10 реликвиях
От: Илья Карпов


При встрече лидер группы «Крематорий» согласился сыграть в игру «Чемодан»
по одноименному роману Сергея Донатовича. За двадцать пять лет творческой деятельности у Григоряна накопились вещи, которые способны рассказать множество интереснейших историй о владельце...
 
Черные очки — проявление христианской сущности нашей группы. Из-за названия многим кажется, что мы неверующие. Я вас разочарую: нам очень присуща изначальная христианская нравственность, исключая религиозное мракобесие. Подобно Иисусу, я стараюсь вести диалог с униженными и оскорбленными нашей страны. Нам не нужны первосвященники от власти и руководители их администраций. Мы создали игру под названием «Крематорий» только для тех, кто действительно нуждается в возможности почувствовать себя крылатым слоном. В этой игре любой человек как бы примеряет мои очки и абстрагируется от общества, которое он не в силах изменить. Благодаря нам он создает иллюзию податливости мира, а в реальной жизни начинает осознавать себя личностью, а не очередной спиной в метро. Я считаю, что толпа не способна к созиданию и в какой-то момент путь толпизма и очередизма, так активно насаждаемый властью, приведет к саморазрушению.
Что же касается лично меня, то для того чтобы быть вестником своих собственных песен, необходимо абстрагироваться от окружающего пространства и от света, который бьет в лицо. Под черными очками я прячу лживые глаза и перевожу себя в роль рассказчика. Вот… Я много чего сейчас нагородил, но черные очки я ношу именно поэтому!
 
Феньки я носил недолго и несчастливо. С хиппизмом у меня был очень бурный, но непродолжительный роман. Однажды я ездил на юга вместе со старшими приятелями-хиппанами. У нас была настоящая коммуна, где мы набирались опыта свободной жизни и предавались разным нехорошим вещам. Помню, сели мы со старшими играть в карты… Скажу сразу: играть в карты со своими учителями нельзя ни в коем случае. Так вот, деньги кончились очень быстро, и кому-то пришла в голову светлая мысль: поставить на кон мои волосы. Меня успокоили и уговорили речами «Не ссы! Мы все равно выиграем!» и, естественно, мы просадили мою шевелюру до последнего волоска. Так что ночью на берегу Черного моря я был в торжественной обстановке скальпирован и об мою свежую лысину римского императора разбили яйцо чайки. Потом мы обмыли новую стрижку, и дальше я мало что помню. Точно помню только одно: с тех пор я завязал с хиппизмом, перестал носить феньки и предпочитаю украшения на основе серебра.
 
Открывалки — лучший подарок для Армена Григоряна. По моей коллекции открывалок можно отследить географию проживания любителей «Крематория» не только в России, но и в мире. При помощи открывалок я вылечил своих друзей от страшного недуга под названием выбор подарка. Когда они куда-то едут, они не спрашивают меня, что мне привезти, а самостоятельно охотятся на редкие открывалки. Привозят, я страшно радуюсь, хлопаю в ладоши, и все получают удовольствие. Да и что ими открыть, тоже всегда находится.
 
Черный пиджак наизнанку стал крестным отцом «Крематория». Был квартирник на улице Смольной, где мы впервые из всех музыкантов зарядили электрическую программу. А для того чтобы добить зрителей яркими образами настоящих рок-звезд, нам на помощь был выписан сын Славы Зайцева, Егор. Егору, ввиду поголовной интеллигентности и благородности его семейства, претила идея банальной пьянки с песнями под гитару. Он решил сделать из нас моделей. Его фантазия вылилась в нечто совсем уж непотребное: у нас был моряк в настоящей бескозырке с надписью «Тихоокеанский флот», басист, ряженый под домохозяйку, золотозубый жлоб с надписью «х*й» на правой щеке играл на гитаре, а мне досталась шляпа и черный пиджак, вывернутый наизнанку. Тогда-то меня и окрестили охотником на ведьм. Вот, собственно, как тогда надел, так и по сей момент снять не удается. Зато в доме на улице Смольной родился «Крематорий».
 
Шляпа. Просто шляпа. Все и так ее знают. Не удивлюсь, если когда-нибудь в музыкальных школах будут изучать факультативный предмет «Шляпа Армена Григоряна». С ней связан целый ворох толков и суеверий, но на самом деле я ношу и периодически сжигаю ее после вот этой истории. На одной из наших многочисленных пьянок объявился некий экстрасенс. Он напился, решил вы*бнуться, подошел ко мне и начал совершать над шляпой всевозможные пассы и телодвижения. Потом он заявил, что шляпа заряжена энергией на десять лет и рассказал мне мою судьбу. Он предсказал мне успех, рождение первого сына, рождение дочери в течение года после сына и каюк в 37 лет. Выпили мы с ним еще, я его, естественно, поблагодарил и послал на х*й, а потом все неожиданно начало сбываться. Родился Гришка, потом через одиннадцать месяцев Элизабет, и я уже начал тихонько высчитывать, когда же мне помирать. В один прекрасный момент я решил прекратить свой душевный онанизм и прилюдно сжег эту дурацкую шляпу. Родился третий ребенок — то есть предсказание автоматически обломилось, и с тех пор я с людьми, которые лезут в дела чужой судьбы, стараюсь не контачить. А шляпу сжигаю раз в пятилетку, избавляясь тем самым от груза ненужных мыслей.
 
«Джинсы-клеш, колокольчики внизу» сделали из меня музыканта. В моей передовой и модной школе нельзя было слушать The Beatles и Deep Purple без последствий. Последствия наступали в виде обязанности облачиться в боты с каблуками на платформе, отрастить хайр и, самое главное, купить достойные клеша. Вот однажды и моя пора пришла. Я накопил тайком от родителей 70 рублей бешеных денег и двинул к спекулянту. Он вынес мне не клеш, а «дудочки» «Супер Райфл». В тот момент мне уже было по фигу: я решил, что вставлю клинья и расклешу их. Купил и с полной жопой радости помчался домой. Дома открыл пакет и обнаружил вместо мечты молодости всего лишь одну штанину. Вторую в целях экономии барыга оставил себе. После этого я проклял все на свете и по-настоящему первые джинсы привез мне отец из-за границы. Наверное, именно с тех пор я терпеть не могу бизнес и с иронией отношусь к рок-культуре.
 
Осиновый кол? Да вот он, до сих пор из груди торчит! Шучу. Мне его подарили как истинному борцу с вампиризмом. На самом деле, я очень люблю, когда происходит материализация песни. Человек может увидеть, как должна выглядеть безобразная Эльза или маленькая девочка со взглядом волчицы, и написать картину. А может и осиновый кол выточить, это ведь тоже строчка из песни: «Я обменял бас-гитару на осиновый кол». Круче всего было, когда мне один археолог подарил лопатку динозавра и говорит: «Подарок со смыслом!». А какой там, на фиг, смысл? Объяснение попахивало шизофренией. Он вспомнил мою песню «Медуза Горгона» и, поскольку эта лопатка была отполирована до блеска и напоминала зеркало, он мне ее всучил как лучшую защиту от Медузы Горгоны. Люди учатся думать — это хорошо.
 
Огромное старое зеркало, что до сих пор стоит в моей квартире — едва ли не самая дорогая для меня вещь. Я поставлю его рядом с чемоданом. Если бы это зеркало могло говорить и показывать, то оно рассказало бы интереснейшую жизнь. Такую, которую я сам уже не очень помню. Давным-давно мы отразились в нем всей нашей шебутной троицей, и это было как предсказание судьбы. Как будто в этот момент я понял, чем я должен заниматься в жизни и кто мне в этом поможет. Когда вещь очень долгое время находится рядом с человеком, то она становится гораздо большим, чем просто неодушевленный предмет. Мне говорят: «Да выбрось ты это барахло!», а я не могу — сердце кровью обливается. Это не накопительство — это память. Некая связь с людьми, которых давно не видел или которых уже нет на этом свете.
 
Диван — памятник моему творчеству. Любой человек, который занимается сотрясением воздуха, должен в какой-то момент присесть и успокоиться. Мой первый тесть постоянно спрашивал мою первую жену: «Слушай, а чего он на работу-то не ходит? Он вот иногда на диване сидит-сидит, а на работу не идет!». Многим людям, особенно выходцам из Советского Союза, кажется, что быть настоящим мужиком — это в*бывать с утра до вечера на заводе или в офисе. Ты уходишь с утра, а вечером возвращаешься с полными авоськами всякой колбасы и картошки — вот она, их настоящая жизнь. А человек творчества вместо всех этих авосек обычно довольствуется ленивым созерцанием. Для меня вот созерцание сидя как-то удобнее, чем стоя. А на диванчике оно удобнее, чем на табуреточке. Так что диван — мое все.
 
Ирокез. В рамках своего нового проекта «Третий ангел» я часто говорю, что мне хочется развиваться, экспериментировать и «задрав штаны, бежать за комсомолом». Вот мы однажды этак сидели с женой, и тут она говорит: «А давай тебе ирокез сделаем?». И мы его таки сделали и обмыли потом новый имидж Армена Сергеича! Но на улицу так лучше не выходить.
Таким и прошу меня запомнить: ирокез, шляпа, сижу на диване напротив огромного старого зеркала, а у ног чемодан, набитый милыми сердцу тряпками и безделками.
 
Концерт группы «Крематорий» состоится в клубе «Апельсин» (Москва) 22 сентября.

Всего оценок: 1, средний балл: 5
» Комментарии

← Предыдущая статья Вернуться к содержанию Следующая статья →
Статьи автора:
» Тело в шляпе
» Ригидность от «а» до «ж»
» Всем медведицам медведиться
» «Психи» говорят, что эмо рулит. Интересно, куда...
» Мертвые тапочки

Статьи рубрики:
» Радиоконсервы
» Развлеките меня жить!
» На злобу дня
» Грудь рефреном




Оставить комментарий:
Ник:
E-mail:
Введите код, который вы видите на картинке:



Поиск
Rambler's Top100 © "RE:АКЦИЯ". Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-19561 от 11.02.2005
При перепечатке материалов ссылка на reakcia.ru обязательна
Создание сайта - alsd.ru