ФОРУМАРХИВРАСПРОСТРАНЕНИЕНОВОСТИRE:ДАКЦИЯRE:КЛАМОДАТЕЛЯМКОНТАКТЫ
 




Сделать стартовой
И еще...
Ригидность от «а» до «ж»
Берегись, ты вполне можешь стать очередной жертвой. Жертвой социального вируса по имени «ригидность». Он поражает человека патологическим нежеланием учиться, работать или повышать свой профессиональный уровень. подробнее »
Мой рыжий мнемоник
Честно говоря, я давала согласие на брак потому, что мне совершенно все равно, за кого выдавать свою волшебницу — для меня это просто пиксели, это просто игра. подробнее »
Веселые червонцы, или Халявин день
Как сделать деньги из воздуха? Прогнать поганой метлой все неприятности «клиента или отправить в плавание бумажный «кораблик мечты». подробнее »
Мне не приснилось небо Лондона
В предыдущей жизни Яна была музыкант и лидер фолк-группы «Сами по себе». подробнее »
Заветы октября
Арбуз — главный фильм месяца, его пропустить нельзя. Большой, сочный и запоминающийся. Изюминка — фильм уникальный, удивляющий своим необычным содержанием. подробнее »

Главная » Архив » Номер 5 » Рабы не мы
Рабы не мы
Номер: №5, "Дырка в кошельке"
(12 февраля 2007 — 22 февраля 2007)

Рубрика: Обоняние
Тема:
От: Вадим Челиков


Государственная Дума России готовит поправки к законам, которые изменят жизнь студентов. Поправки касаются Законов «Об образовании», «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», «Об объединениях работодателей». Депутаты стремятся к тому, чтобы выпускникам вузов было проще найти работу, а предприятиям — специалистов. Но благие намерения могут оказаться дорогой в ад: выпускники рискуют оказаться «рабами» предприятий. Изменить ситуацию можно, если самим принять участие в подготовке поправок к Законам.
 
Дипломное рабство
Идею обязательного распределения для выпускников бюджетных отделений вузов уже поддержал министр обороны Сергей Иванов. «Если ты поступаешь на бюджетное отделение и государство несет значительные траты на обучение, то разумно, что выпускник должен отработать те деньги, которые вложены в его подготовку как высококвалифицированного специалиста», — заявил Иванов на заседании Военно-промышленной комиссии. И сослался на опыт вузов Минобороны, где все именно так и происходит: по окончании военной академии выпускник едет служить туда, куда его зашлет комиссия по распределению. В течении пяти лет, пока выпускник пребывает в статусе молодого специалиста, он не может поменять место службы. Военный министр считает, что такой опыт надо распространить и на гражданские вузы. Логика министра Иванова понятна: государство тратит на обучение будущего инженера или врача деньги, а он после окончания вуза идет торговать колготками. При этом на многих удаленных от центра предприятиях возраст инженеров перевалил за 50 лет, а в сельских больницах вместо врачей сидят бабушки-фельдшерицы... Правда, уже сейчас конкурс в медицинские академии невелик. А с введением обязательной отработки он вообще упадет до минимума, и страна просто-напросто получит плохих врачей.
 
Потомственная шизофрения
Обязательная отработка по распределению была обычной практикой в СССР, когда гарантированное право на труд было обязанностью. (Хотя даже тогда обязательный срок работы на одном месте был меньше — три года.) После учебы, допустим, в МГУ, коренной москвич легко мог оказаться инженером на Качканарском горно-обогатительном комбинате. Выпускники придумывали массу способов, чтобы этого избежать. Девушки беременели сразу шестью детьми, а парни заводили 18 престарелых родителей и заболевали потомственной шизофренией, чтобы предъявить комиссии справку о невозможности отъезда по семейным обстоятельствам. С распадом СССР обязательное распределение исчезло, как нарушающее конституционные права человека на свободу выбора. И сейчас ввести прямое распределение невозможно. Зато появился вариант учебы по контракту с последующей отработкой.
Идея, озвученная Сергеем Ивановым, — один из вариантов решения проблемы, сложившейся на рынке труда. Сейчас никто не может сказать, сколько и какие специалисты нужны. Если во времена СССР диплом о высшем образовании и скромный ромбик на лацкане гарантировал работу, то сейчас даже два диплома такой гарантией не являются. Во всем СССР было 640 вузов, сейчас только в одной России 3200. В стране наблюдается избыток юристов, экономистов, менеджеров. И при этом острый недостаток врачей, учителей. Настолько острый, что школы и больницы закрываются — некому работать.
У выпускников экономических вузов другая проблема — все места заняты. И предложение Сергея Иванова об обязательном распределении они воспринимают как дополнительные гарантии со стороны государства о трудоустройстве. Кстати, те вузы, которые выпускникам данной специальностей обещают помощь в трудоустройстве, и пользуются наибольшей популярностью. Но государство не заказывало такого количества юристов, вузы ориентировались на другого заказчика — работодателя. Осталось его найти.
 
Хотели как лучше…
Российское правительство пытается сбалансировать ситуацию на рынке труда, привести предложение в соответствие спросу. И именно правительство разработало и направило для рассмотрения в Госдуму Федеральный Закон «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации ( в части предоставления права объединениям работодателей участвовать в прогнозировании и мониторинге рынка труда)». Общий смысл — работодатели участвуют в прогнозе потребностей, то есть сообщают сколько и какие специалисты им будут нужны. Вкладывают деньги в обучение студентов. А после окончания ими вузов берут на работу. Причем, работодатели готовят рабочее место будущего выпускника заранее. В идеале имеется в виду, что не только высокой зарплатой будут заманивать доктора в деревню. К ней, к зарплате, надо добавить и другие стимулы: жилье, хорошее оборудование больницы, удобные дороги.
 
…пока не получилось
С точки зрения намерений — все отлично. Институты получают дополнительные деньги на обучение, а значит, увеличивается количество бюджетных мест, равно как и качество образования. Выпускники получают работу. Предприятия — специалистов. Закон прошел первое чтение в Госдуме, значит, депутаты согласились с тем, что такой закон нужен. Теперь началась его отшлифовка. И дело встало.
По заключению различных депутатских комиссий, законопроект во многом носит декларативный характер. Он не будет работать на практике.
В частности, непонятно, как будет осуществляться тот самый мониторинг рынка труда? Одно дело, когда работодатель — государство или транснациональные корпорации типа «Газпрома», и совсем другое — мелкие фирмы, которым нужен будет юрист, когда нынешний уйдет на пенсию. Кто будет отвечать за невыполнение условий договора? Не вступит ли закон в противоречие с уже существующими? В общем, после заключений юридических отделов, закон отправлен на доработку и пока даже неясно, когда состоится его второе чтение. Не исключено, что, запутавшись в противоречиях, депутаты рубанут с военной прямолинейностью: подписал контракт — изволь отработать затраченные на твое образование деньги.
Но прямой связи, особенно со студентами, которых закон будет касаться в первую очередь, у разработчиков закона нет. Машина законотворчества работает по своим правилам. С предложениями в Госдуму могут выходить субъекты правовой инициативы. То есть депутаты, сенаторы. У них есть общественные приемные, в которых сидят люди, призванные выслушать предложения и перевести их в язык законотворческих предложений и инициатив. Но понятно, что большинство студентов в приемные к своим депутатам не пойдут. Разве что на митинг выйдут. И тут у них есть шанс попасть под влиянием манипуляторов-политиканов, пытающихся использовать студентов в своих играх…
 
Обязательное распределение для выпускников-бюджетников:
Вы "За" или "Против"?
 
Мария Вакуленко, МЭИ, 1 курс:
Я против. Бесплатная работа — это что-то типа рабства. К тому же есть масса специальностей, где это просто тотально введут. Моя, например. Атомные электростанции. Если выпускник обязан будет отработать по направлению на станции какой-то срок, то он на эту станцию работать просто не пойдет и учиться на эту специальность — тоже. А кто работать будет? То же относится ко многим узкоспециализированным направлениям.
И вообще вся эта шумиха вокруг бесплатного образования, похоже, ведет к тому, что по-настоящему качественное образование (платное ли или бесплатное, не столь важно) будут получать единицы, а для всех остальных будет придумано энное количество платных «вузов» со списком как бы популярных специальностей, чтобы выдать вожделенную корочку желающему. Где такому специалисту место — и так понятно.
 
Ольга Колбас, МАРХИ, 1 курс:
Сложно сказать. С одной стороны, это и хорошо: даже хорошим специалистам зачастую сложно найти работу, и получается, что хорошие кадры пропадают зря.
Но мне не нравится деление на «тех, кто должен» и остальных. Это дискриминация. Бюджетники заработали места своим умом, а за тех платят родители. И кто-то еще удивляется, почему происходит утечка мозгов? Я сама учусь на бюджетном. Думаю, если бы поступала в вуз при такой системе, это вызвало бы у меня только отвращение. Если такую систему введут, то бесплатные места будут уже не привилегией и причиной заслуженной гордости, а уделом изгоев.
 
Елена Сергеева, МГПУ, факультет дошкольного воспитания, 1 курс:
Лично для меня это хорошо, потому что я не представляю, где я буду работать после окончания института. (У меня не было выбора, куда поступать, потому что платить за мое обучение у родителей нет возможности.) А так я хоть как-то буду пристроена. Другое дело — остальные бюджетники... Не думаю, что многие этого хотят.
 
Антон Елизаров, МГИУ, факультет экономики, менеджмента и информационных технологий, 2 курс (платное обучение):
 Это плохая идея. Это несправедливо. В принципе мне все равно, так как меня это не касается, но это бессмысленно. Получатся армия какая-то... Может быть, это выгодно государству, но не студентам. Я лично с удовольствием уехал бы работать за границу, потому что у нас зарплата для специалистов, которых выпускает мой вуз, мизерная. Пусть оплата труда соответствует знаниям, тогда никто никуда не будет уезжать. Мы родились в этой стране, наши родители платят налоги... И государство должно давать студентам возможность учиться бесплатно. Тем более что студенты-бюджетники не просто так учатся — они готовились к поступлению, смогли поступить. Их же не с улицы взяли.
 
Илья, факультет энергоснабжения предприятий ВолгГТУ, г. Камышин:
Если позволите, мой ответ: «или».
Я против «отработки» — если государство заинтересовано иметь преданные умы, то пусть за них платит! Я за «отработку» только потому, что половине студентов необходима работа по профилю, ибо больше им зачастую податься некуда, а тут халява с устройством. Думаю, что государство будет хорошо контролировать распределение кадров, так как они заинтересованы в хороших работниках. То есть распределять по местам — престижным и не очень — по уму или таланту.

Всего оценок: 3, средний балл: 3.7
» Комментарии

← Предыдущая статья Вернуться к содержанию Следующая статья →
Статьи автора:
» P.S. «Но в нас горит еще желанье»
» Гаудеамус vs. Гамбринус: война в Бауманском университете
» Живые здесь не ходят
» Рабы не мы
» У ЖКХ за пазухой

Статьи рубрики:
» Портрет врага
» Когда святые маршируют…
» 12-е, понедельник
» О выборах
» Как не быть политическим импотентом? Начать с азов




Оставить комментарий:
Ник:
E-mail:
Введите код, который вы видите на картинке:



Поиск
Rambler's Top100 © "RE:АКЦИЯ". Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-19561 от 11.02.2005
При перепечатке материалов ссылка на reakcia.ru обязательна
Создание сайта - alsd.ru