ФОРУМАРХИВРАСПРОСТРАНЕНИЕНОВОСТИRE:ДАКЦИЯRE:КЛАМОДАТЕЛЯМКОНТАКТЫ
 




Сделать стартовой
И еще...
Эра Водолея
Вино еще оставалось, листья тополей за окном аплодировали дождю, N. закурила тонкую ментоловую сигарету. «У меня задержка», — сказала она. подробнее »
Принциклопедия
Сводить суть сокровенных чаяний барышень к мечте о принце на белом коне — упрощение? Может быть упрощение. Но не неправда. подробнее »
Макс Фрай: беспечный рыбак и его сеть
Самопиаром в книгах занимаются очень давно и очень многие: Юлий Цезарь, Иван Грозный, Борис Ельцин, Анатолий Чубайс. подробнее »
Самые яркие новости недели
Полотно Адама Цвияновича с взлетевшими в воздух домиками — самый безобидный объект на фоне инсталляций из крови, спермы, измельченных насекомых и красочно блюющих кукольных котиков подробнее »
Таких берут в зорбонавты
…Когда шар остановился, мир еще продолжал вертеться вокруг меня по инерции. Через мгновение меня освободили от пут, я пошатывался: в желудке ураган, в голове атомный взрыв. Но все на месте, руки-ноги целы, адреналин бурлит в крови. подробнее »

Главная » Архив » Номер 19 » Финита ля поэзия
Финита ля поэзия
Номер: №19, "RE:ЙТИНГ "
(8 июня 2006 — 18 июня 2006)

Рубрика: Слух
Тема: Несколько штрихов к портрету «современного поэта»
От: Евгений Вежлян


Несколько штрихов к портрету «современного поэта»
ФИНИТА ЛЯ ПОЭЗИЯ
 
Кудрявый юноша со следами крайней молодости на розовощеком лице кричит ломким голосом, выбрасывая в зал «отработанные» бумажки со стихами, и получает высший балл за артистизм. Но в финал не выходит: сняли очки за использование «посторонних предметов». Юношу сменяет человек в одежде, склеенной из газет. Он читает в манере раннего Андрея Вознесенского. Аплодисменты и свист. Но — никаких нареканий. Одежда посторонним предметом не является. Томная поэтесса в черной кофте густо косит под декаданс. Слов не разобрать. Низший бал. Понурая, она покидает помещение. Не в моде нынче декаданс — не гламурно. Публика являет собой нового Цезаря. В том смысле, что она слушает, голосует, заказывает еду, бранится с официантами и наслаждается искусством без отрыва от поглощения пива.
 
Традиция поэтических состязаний возникла отнюдь не сегодня — в поэтическом мастерстве состязались средневековые трубадуры. Сегодня ее возобновляют: проводятся чемпионаты с турнирными таблицами, зрительским и интернет-голосованием, отборочными турами, полуфиналом и финалом. В этой заварушке поэзия окончательно потеряла всякую, извините за выражение, интимность. Ситуация, когда «только читатель и стихотворение, и больше никто не нужен», отступила на второй план, как это было во времена оттепели, когда Евтушенко, Рождественского, Вознесенского слушали на стадионах. Сейчас поэту — если он хочет быть современным — мало только написать стихотворение. Нужно еще уметь его прочесть со сцены. Но и этого недостаточно. Для современного поэта, как и для любого эстрадника, важен грамотно выстроенный публичный имидж.
Особенно для участия в слэмах, с которых, кажется, все и началось. Слэм — это что-то вроде поэтического джема. Поэты читают — зрители голосуют розданными в зал карточками, выставляя очки и за содержание, и за артистизм исполнения. Соревнования многоэтапны: конкурс подборок, победители которого становятся участниками действа, потом отборочные туры, потом финал — соревнование победителей. Такой слэм — «Турнир большого слэма» — как раз сейчас имеет место быть в «Билингве» и «Жести», проводится он журналом «Крокодил» и группой «Культурная инициатива».
Жванецкий говорил: «Вся наша жизнь — спорт!». Насчет всей жизни — не знаю. А современная поэзия — точно. Участие в поэтических мероприятиях, публичные чтения стихов для поэта — это все равно что соревнования для спортсмена. Причем эту свою спортивную природу поэзия до недавнего времени предпочитала не показывать, а наоборот, всячески стеснялась ее и скрывала. Но недавно началось.
Литературная жизнь приобретала все более и более спортивные формы. Чего стоит одно вручение премии «Живая вода»: поэты-участники ЖЖ читают стихи, а зрители голосуют... деньгами. Чем больше нравится исполнение — тем больше платишь. И все понимают, что это такая игра. И к Поэзии (той, что с большой буквы) это вроде бы не имеет отношения. Но азарт настоящий. Страсти и обиды — тоже. То есть все как в спорте: налицо серьезная игра, в которую зрители включены не меньше, чем участники.
Недавно на праздновании двухлетия «Билингвы» один известный в широких литераторских кругах литературный критик и поэт с огромной окладистой бородой и в потертых джинсах внезапно достал журнал Vogue. Оказалось, среди рекламных полос и фэшн-съемки нашлось место для шести поэтесс. Правда, узнать их на фото — в модной одежде, под слоем косметики и в неестественных позах — было почти невозможно. Что ж, у публичности — свои издержки, а медийность требует жертв.
Важна тенденция. Вполне вероятно, что скоро к списку амплуа в театре современной действительности, который показывают нам СМИ («политик», «популярный актер», «поп-звезда», «телеведущий»), прибавится еще одно — «современный поэт». И сейчас идет поиск ключевых моментов его имиджа, который должен сильно отличаться и от рокового «серебряновечного», и от стадионно-дидактического шестидесятнического.
Почему? Да потому, что пресловутый «современный поэт», в отличие от своих предшественников, никого ничему не учит и никакой миссии — выполнимой ли, нет ли — на себя не возлагает. Стихи для него — не «высокое служение», а скорее способ коммуникации. Он пишет легко и свободно — как птица поет. Он вывешивает стихи в ЖЖ или на одном из многочисленных поэтических сайтов. Но вот тут-то птичка и попалась! Потому что зачастую и сам того не ведая, поэт начинает участвовать в Соревновании. Если поэт «показался» — его ждет нелегкий путь в большую литературу, на каждом этапе которого конкурентно-отборочный механизм работает не переставая. Выступил в клубе на сборном вечере, а тебя заметил редактор солидного литературного журнала — вот и публикация! Отметил твою подборку авторитетный критик и номинировал — вот и премия! Никуда не ходил целый год, сидел дома и даже в Сеть носу не казал — и все спрашивают (особенно новенькие): «Кто такой NN?». А ведь еще год назад говорили: «Звезда!». У тусовки — светской ли, литературной ли — жесткие законы и короткая память.
В Петербурге в начале века было такое кафе — «Бродячая собака». Там тусовались Ахматова с Гумилевым, Блок и разные другие поэты из школьной программы. Правда, ни о какой школьной программе они на тот момент не догадывались. Они пили, курили, влюблялись и иногда вызывали друг друга на дуэль. Так вот. «Билингва», всякие иные «оги-пироги», и еще с пяток чуть менее популярных площадок — это такая многоголовая «Бродячая собака» Москвы. Сопоставимая с легендарным подвальчиком по количеству живых поэтов на квадратный метр площади. Впрочем, в других городах у нее есть родственники: в Питере — «Платформа», в Нижнем — «Буфет» и «Безухов», в Киеве — «Бабуин»... И в каждом — вечера, вечера, вечера. В духоте и табачном дыму. Среди изысканно недоштукатуренных стен и скромной дизайнерской мебели.
Похоже, известный лозунг «Больше поэтов хороших и разных» нашел свое воплощение именно сейчас, и начало двадцать первого века в итоге срифмуется с началом двадцатого и со стадионными шестидесятыми как третий «поэтический бум».
 
 
Поэты, вышедшие в суперфинал
по итогам 5-ти отборочных туров:
1 ТУР
1. Анна Русс
2. Аркадий Штыпель и Евгений Лесин
2 ТУР
1. Сергей Полотовский
2. Виктор Коваль
3 ТУР
1. Дина Гатина и Сергей Соколов
2. Александр Вознесенский
4 ТУР
1. Orlusha (Андрей Орлов)
2. Егор Попов
5 ТУР
1. Вадим Степанцов
2. Дмитрий Твердый
 
Суперфинал пройдет 28 июня в московском клубе «Билингва». Каждому участнику суперфинала отводится три минуты, во время выступления запрещено использовать реквизит и аудиозаписи. Оценивать выступающих будет жюри из пяти человек, состав определится в день конкурса — судьи выбираются из зрителей. Победитель суперфинала получит материальное вознаграждение в размере 500 условных единиц и возможность прочитать свои стихи на специальном мероприятии у памятника Маяковскому в Москве.
Несколько штрихов к портрету «современного поэта»
ФИНИТА ЛЯ ПОЭЗИЯ
 
Кудрявый юноша со следами крайней молодости на розовощеком лице кричит ломким голосом, выбрасывая в зал «отработанные» бумажки со стихами, и получает высший балл за артистизм. Но в финал не выходит: сняли очки за использование «посторонних предметов». Юношу сменяет человек в одежде, склеенной из газет. Он читает в манере раннего Андрея Вознесенского. Аплодисменты и свист. Но — никаких нареканий. Одежда посторонним предметом не является. Томная поэтесса в черной кофте густо косит под декаданс. Слов не разобрать. Низший бал. Понурая, она покидает помещение. Не в моде нынче декаданс — не гламурно. Публика являет собой нового Цезаря. В том смысле, что она слушает, голосует, заказывает еду, бранится с официантами и наслаждается искусством без отрыва от поглощения пива.
 
От: Евгения Вежлян
 
Традиция поэтических состязаний возникла отнюдь не сегодня — в поэтическом мастерстве состязались средневековые трубадуры. Сегодня ее возобновляют: проводятся чемпионаты с турнирными таблицами, зрительским и интернет-голосованием, отборочными турами, полуфиналом и финалом. В этой заварушке поэзия окончательно потеряла всякую, извините за выражение, интимность. Ситуация, когда «только читатель и стихотворение, и больше никто не нужен», отступила на второй план, как это было во времена оттепели, когда Евтушенко, Рождественского, Вознесенского слушали на стадионах. Сейчас поэту — если он хочет быть современным — мало только написать стихотворение. Нужно еще уметь его прочесть со сцены. Но и этого недостаточно. Для современного поэта, как и для любого эстрадника, важен грамотно выстроенный публичный имидж.
Особенно для участия в слэмах, с которых, кажется, все и началось. Слэм — это что-то вроде поэтического джема. Поэты читают — зрители голосуют розданными в зал карточками, выставляя очки и за содержание, и за артистизм исполнения. Соревнования многоэтапны: конкурс подборок, победители которого становятся участниками действа, потом отборочные туры, потом финал — соревнование победителей. Такой слэм — «Турнир большого слэма» — как раз сейчас имеет место быть в «Билингве» и «Жести», проводится он журналом «Крокодил» и группой «Культурная инициатива».
Жванецкий говорил: «Вся наша жизнь — спорт!». Насчет всей жизни — не знаю. А современная поэзия — точно. Участие в поэтических мероприятиях, публичные чтения стихов для поэта — это все равно что соревнования для спортсмена. Причем эту свою спортивную природу поэзия до недавнего времени предпочитала не показывать, а наоборот, всячески стеснялась ее и скрывала. Но недавно началось.
Литературная жизнь приобретала все более и более спортивные формы. Чего стоит одно вручение премии «Живая вода»: поэты-участники ЖЖ читают стихи, а зрители голосуют... деньгами. Чем больше нравится исполнение — тем больше платишь. И все понимают, что это такая игра. И к Поэзии (той, что с большой буквы) это вроде бы не имеет отношения. Но азарт настоящий. Страсти и обиды — тоже. То есть все как в спорте: налицо серьезная игра, в которую зрители включены не меньше, чем участники.
Недавно на праздновании двухлетия «Билингвы» один известный в широких литераторских кругах литературный критик и поэт с огромной окладистой бородой и в потертых джинсах внезапно достал журнал Vogue. Оказалось, среди рекламных полос и фэшн-съемки нашлось место для шести поэтесс. Правда, узнать их на фото — в модной одежде, под слоем косметики и в неестественных позах — было почти невозможно. Что ж, у публичности — свои издержки, а медийность требует жертв.
Важна тенденция. Вполне вероятно, что скоро к списку амплуа в театре современной действительности, который показывают нам СМИ («политик», «популярный актер», «поп-звезда», «телеведущий»), прибавится еще одно — «современный поэт». И сейчас идет поиск ключевых моментов его имиджа, который должен сильно отличаться и от рокового «серебряновечного», и от стадионно-дидактического шестидесятнического.
Почему? Да потому, что пресловутый «современный поэт», в отличие от своих предшественников, никого ничему не учит и никакой миссии — выполнимой ли, нет ли — на себя не возлагает. Стихи для него — не «высокое служение», а скорее способ коммуникации. Он пишет легко и свободно — как птица поет. Он вывешивает стихи в ЖЖ или на одном из многочисленных поэтических сайтов. Но вот тут-то птичка и попалась! Потому что зачастую и сам того не ведая, поэт начинает участвовать в Соревновании. Если поэт «показался» — его ждет нелегкий путь в большую литературу, на каждом этапе которого конкурентно-отборочный механизм работает не переставая. Выступил в клубе на сборном вечере, а тебя заметил редактор солидного литературного журнала — вот и публикация! Отметил твою подборку авторитетный критик и номинировал — вот и премия! Никуда не ходил целый год, сидел дома и даже в Сеть носу не казал — и все спрашивают (особенно новенькие): «Кто такой NN?». А ведь еще год назад говорили: «Звезда!». У тусовки — светской ли, литературной ли — жесткие законы и короткая память.
В Петербурге в начале века было такое кафе — «Бродячая собака». Там тусовались Ахматова с Гумилевым, Блок и разные другие поэты из школьной программы. Правда, ни о какой школьной программе они на тот момент не догадывались. Они пили, курили, влюблялись и иногда вызывали друг друга на дуэль. Так вот. «Билингва», всякие иные «оги-пироги», и еще с пяток чуть менее популярных площадок — это такая многоголовая «Бродячая собака» Москвы. Сопоставимая с легендарным подвальчиком по количеству живых поэтов на квадратный метр площади. Впрочем, в других городах у нее есть родственники: в Питере — «Платформа», в Нижнем — «Буфет» и «Безухов», в Киеве — «Бабуин»... И в каждом — вечера, вечера, вечера. В духоте и табачном дыму. Среди изысканно недоштукатуренных стен и скромной дизайнерской мебели.
Похоже, известный лозунг «Больше поэтов хороших и разных» нашел свое воплощение именно сейчас, и начало двадцать первого века в итоге срифмуется с началом двадцатого и со стадионными шестидесятыми как третий «поэтический бум».
 
 
Поэты, вышедшие в суперфинал
по итогам 5-ти отборочных туров:
1 ТУР
1. Анна Русс
2. Аркадий Штыпель и Евгений Лесин
2 ТУР
1. Сергей Полотовский
2. Виктор Коваль
3 ТУР
1. Дина Гатина и Сергей Соколов
2. Александр Вознесенский
4 ТУР
1. Orlusha (Андрей Орлов)
2. Егор Попов
5 ТУР
1. Вадим Степанцов
2. Дмитрий Твердый
 
Суперфинал пройдет 28 июня в московском клубе «Билингва». Каждому участнику суперфинала отводится три минуты, во время выступления запрещено использовать реквизит и аудиозаписи. Оценивать выступающих будет жюри из пяти человек, состав определится в день конкурса — судьи выбираются из зрителей. Победитель суперфинала получит материальное вознаграждение в размере 500 условных единиц и возможность прочитать свои стихи на специальном мероприятии у памятника Маяковскому в Москве.

Всего оценок: 3, средний балл: 2.3
» Комментарии

← Предыдущая статья Вернуться к содержанию Следующая статья →

Статьи рубрики:
» Доцент Вячеславович не меняет профессию
» Рики Мартин: Неважно, где находится душа
» Аврил Лавинь получится. Если долго мучиться
» Макsим получила свое
» Оригами на сноуборде.



Комментарии (оставить свой)

От: vhS7ew5ZL9D
28.10.2015, 13:30
Super invamrotife writing; keep it up.

От: 48BmXiuSgGth
29.10.2015, 01:10
Yours is a clever way of thkniing about it.

От: 38vSuH1NA
12.11.2015, 01:45
Plneisag to find someone who can think like that

От: Edj1TRqnsAY
14.11.2015, 00:11
Arielcts like this just make me want to visit your website even more. http://gapayat.com [url=http://lzbgnzxmfm.com]lzbgnzxmfm[/url] [link=http://yvtdbj.com]yvtdbj[/link]

От: Charleswarly
02.06.2017, 01:45
wh0cd157055 advil/motrin

Оставить комментарий:
Ник:
E-mail:
Введите код, который вы видите на картинке:



Поиск
Rambler's Top100 © "RE:АКЦИЯ". Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-19561 от 11.02.2005
При перепечатке материалов ссылка на reakcia.ru обязательна
Создание сайта - alsd.ru