ФОРУМАРХИВРАСПРОСТРАНЕНИЕНОВОСТИRE:ДАКЦИЯRE:КЛАМОДАТЕЛЯМКОНТАКТЫ
 




Сделать стартовой
И еще...
Новая жизнь ведьмака
В наши дни новеллизация компьютерных и видеоигр — дело куда более привычное, чем адаптация литературных произведений к мышке и клавиатуре. Книги на основе сюжета Warcraft и Halo свободно лежат на полках магазинов по всему миру, и Россия не исключение подробнее »
Нате! Это все Вам
Уставший, но довольный хозяин направляется в постель, оставив на завтра самое интересное: копание в полученных им от гостей подарках. подробнее »
Дорога, проложенная грудью, всегда прямая
Голливудская актриса Скарлетт Йоханссон потребовала внести новый пункт во все свои контракты на будущие фильмы: картины с ее участием не должны содержать сцен, в которых ей бы пришлось обнажаться подробнее »
4 способа не довести дела националистов до приговора
Главный союзник экстремистов – компанейщина в борьбе с ними. Источник в Генпрокуратуре дал понять газете «Re:Акция», что ни о какой системной борьбе с экстремизмом и ксенофобией речь не идет. подробнее »
Таких берут в зорбонавты
…Когда шар остановился, мир еще продолжал вертеться вокруг меня по инерции. Через мгновение меня освободили от пут, я пошатывался: в желудке ураган, в голове атомный взрыв. Но все на месте, руки-ноги целы, адреналин бурлит в крови. подробнее »

Главная » Архив » Номер 3 » Не до ма жор
Не до ма жор
Номер: №3, "Отечественные мыльные оперы"
(2 февраля 2006 — 12 февраля 2006)

Рубрика: Специальный репортаж
Тема:
От: Рада Разборкис


Тимур Ильдарович Юнусов
Дата рождения: 15.08.1983 г.
Известный деятель поп-культуры. Участник проекта "Фабрика звезд - 4". Выступает в составе группы "Банда". Прочно закрепил за собой образ преуспевающего отпрыска элитной семьи, владельца модных клубов и магазинов. Меняет как перчатки дорогие машины и красивых девушек.

Вторник. По вторникам клуб не работает. И по средам тоже. Он работает только в выходные, поэтому 10 минут мерзну снаружи, пока полусонный охранник соображает — какого черта мне у них нужно в одиннадцать вечера.
Стены клуба обиты чем-то мягким, леопардовым. Туалеты зеркальные, в золоте. Шучу, но все равно красивые. Пахнет позавчерашним сигаретным дымом, на полу кучки мусора и окурков. Я пью третью чашку чая и умираю от холода, когда, наконец, входит он. Весь такой в желтой куртке и белых сапожках. Плюхается на кожаный диван, закидывает ноги на зеркальный столик рядом с моей чашкой и сообщает, что у него есть полчаса.



— А вы не боитесь, что все это может закончиться? Вдруг все рухнет? (Культовый вопрос из «Generation P» — прим. «Re:».)
— Вообще не боюсь. Время — оно такое. Сегодня на пике — завтра нет. Просто так в один день все равно не рухнет. Для этого нужно очень сильно провиниться — тогда у тебя все отберут. А если делаешь правильные вещи — отдаешь энергию, потом ее получаешь — то у тебя ничего не рухнет. Я верю во вращение энергий. Поэтому нужно поступать по совести, по чести, думать, что делаешь.
— Что вы имеете в виду?
— Социальный подтекст может быть разным, например, о расизме, о нехватке денег, о проблемах страны, о коррупции.
— А как вы можете петь о коррумпированности правительства — вы испытали на себе или просто догадываетесь?
— Я же не только песенки пою и на сцене пляшу. У меня много родственников находится в правительстве и в большом бизнесе. И сам я бизнесом занимаюсь, сцена — это просто хобби, то, к чему лежит моя душа. Сейчас я занимаюсь промоушном. У меня много своей собственности. Этот клуб, например, — мой.
— А охранник сказал, что вы работаете в группе маркетинга и продвижения...
— Нанимая охрану, я не ставлю задачей объясняться с ними.
— Ну да, всем объяснять — себе дороже… А вы помните ваш первый гонорар?
— Первый мой гонорар был, когда я еще с Децлом работал — делал ему продакшн. Первый его альбом наполовину состоял из моих текстов. Я написал ему «Вечеринку» и «Мои слезы, моя печаль». Его отец тогда купил школу брейк-данса, в которой я занимался. Так и познакомились. Когда Толмацкий-старший решил делать звезду из сына, тот не умел ничего и сказал: без Тимоти не пойду. Я его уговорил, тексты написал, научил рэп читать. Просто я до этого три с половиной года прожил в Лос-Анджелесе, и для меня не было большим секретом, как все спродюсировать и оформить, поскольку я являлся прямым носителем культуры. В гетто жил. Меня отправили учиться, а я сбежал и поселился в гетто, друзей завел.
— А с Децлом вы больше не общаетесь?
— Не, мы давно уже разругались, как это всегда бывает, когда дело доходит до бизнеса и больших денег. Я и вышел из состава, просто ушел. Создал свою группу. В 16 лет получал тыщу-полторы за концерт. У меня был водитель с охраной, подружкам шмотки в бутиках покупал…
— Видела вас по телевизору в одной передаче, где вы знакомились с девушками, а потом глумились над ними. Почему вы, когда знакомитесь, сначала смотрите на задницу, а потом на лицо?
— Ну, есть разные подходы. Свои приколы, свои фишки, особенно с девчонками — тем более, что я не обделен вниманием и могу себе позволить смотреть, выбирать как угодно и иметь в подружках практически любую —
какую захочу.
— А вам какие задницы нравятся?
— Ну, большие, маленькие, круглые, плоские — я смотрю в совокупности. Конфета ничто без начинки.
— То есть между внутренней поверхностью бедра и внутренним миром вы выберете…
— Все очень важно, но важнее то, что в голове. Впрочем, смотря какие цели преследуются. Если я хочу снять кого-то в клубе —
выберу одно, если друга хочу найти — другое. Но если есть сочетание правильного «лука», хорошего стиля, красивой фигуры и мозгов — вообще здорово.
— А грудь вам какая нравится?
— Ну что вы пристаете? Мне красивые нравятся, чтоб был живот подтянутый… Грудь — хотя бы третьего размера, волосы ухоженные, маникюр, педикюр, всевозможные эпиляции правильные…
— А если неправильные? Вот некоторым девушкам нравятся волосы под мышками.
— Ну, мне такие пока не встречались. Это неэтично, неэстетично и антисексуально, вариант хиппи какой-то.
— Ну а вы сами не хотите попробовать? Попросите свою девушку потерпеть недельки две, пока волосы отрастут…
— Я не считаю, что волосы —
это круто.
— Понятно… Про девушек поговорили. А вот вы можете сейчас улыбнуться, чтоб зубы было видно?.. Ага, теперь верхние... Губу приподнимите, пожалуйста…
— У вас что-то происходит? В чем дело-то?
— Ну вот просто у меня тут написано: «Спросить, что у него с зубами». Мне сначала самой нужно понять, что у вас с зубами, а потом спрашивать.
— Да все у меня нормально! Я даже ни разу в жизни у дантиста не был. У меня генетика.
— А жениться вы не собираетесь?
— Упаси Бог! Мне 23 года только. Я не враг себе, я разумный эгоист.
— Это как?
— Кто такой Чаадаев — знаете? А кто такой Обломов?
— Ну… было дело…
— Вот если немножко углубиться, то можно понять, что такое теория разумного эгоизма.
— В Чаадаева или в Гончарова?
— И там и там почерпнуть можно. Это значит люби себя, делай во благо себе и немножко помоги другим. Читайте Гончарова, Радочка, там про все сказано.
— Мне кажется, для меня это будет слишком сложно, но спасибо, конечно… Вот лучше скажите, почему вы боретесь с расизмом, но не уважаете секс-меньшинства?
— Ну, расистов я не люблю, а с человеком другой ориентации я просто не буду общаться.
— Слушайте, а алкоголь вы употребляете?
— Нет.
— Прямо стрейтэйджер!
— Нет, я не стрейтэйджер. Могу выпить, если захочу. Шампанского, например. Пью дорогое шампанское, может, коньяк. «Дон Периньон», «Кристалл», «Асти Мондоро», если с девчонками, — оно сладенькое. Коньяк — «Хеннесси ХО», «Мартель», «Курвуазье». Вино, может, какое-нибудь — «Шато» или «Бордо».
— А покурить?
— Чушь, пройденный этап. В детстве курил, думал, это может открыть чакры, новое видение…
— Не открылось?
— И слава богу! Я свое откурил. И на Ямайке побывал, в музее Боба Марли — с растаманами местными.
— Обкурили весь музей?
— Не, в музее курить нельзя, рядом все курят, за углом.
— Тима, а какая у вас мечта?
— Глобальной мечты у меня нет. Я реалист-материалист. В детстве мечтал, конечно — хотел стать обезьяной и жить в зоопарке. Потом появилась цель, к которой я должен стремиться. Мечта — что-то расплывчатое и часто недостижимое.
— Каким вы себя видите завтра, через неделю, год?
— Завтра я, скорее всего, надену эту желтую куртку. Мне нравится желтый цвет.
— Цвет истериков?
— Неважно. Просто понравился цвет в этом сезоне. А дальше — не загадываю. Бог покажет.
— Вы верите в Бога?
— Конечно. Сто процентов. Я не придерживаюсь никакой религии — просто верю в Бога, в то, что он есть, не важно, кто он. Какой-то супермозг, который может уследить за всем, дать, отнять, прибавить.
— А с вашей верой в Бога у вас когда-нибудь было ощущение, что вы идете не туда?
— Внимательно слежу за знаками, которые Бог мне дает, которые судьба преподносит.
— Как в «Алхимике»?
— Ну почему сразу — в «Алхимике»? Просто я много всего изучил — и религию, и философию, много всяких дисциплин и наук. Я из очень культурной, высокообразованной семьи. Дедушка был заведующим Дома культуры. Другой дедушка состоит в Союзе писателей. У мамы три высших образования, у папы — два. Поэтому с соображаловкой и со знанием у меня все в порядке.
— Вас в детстве, наверное, ставили на стульчик и заставляли читать «Бородино» перед гостями?
— Да нет, я сам залезал. Классику изучал, в театральные кружки ходил. У меня было бурное детство.
— Бывают же люди! Я вот с вами как раз посоветоваться хотела. Стихи пишу и давно мечтаю в каком-нибудь проекте поучаствовать. Хотела вам как грамотному промоутеру показать. Выбрала самые сокровенные. Я почитаю?
— Давайте, конечно.
— «Угрюмый дождь / скосил глаза. / А за решеткой четкой / железной мысли / проводов / И на нее / встающих звезд /легко оперлись ноги…» Похоже на ритм?
— Непонятно... Продолжайте, пожалуйста.
— «Но гибель фонарей, / царей / в короне газа, / гроба домов публичных / восток бросал в одну / пылающую вазу…» Ну как? (Отрывок из стихотворения В. Маяковского «Утро» — прим. «Re:».)
— Ну интересно, в принципе.
— Или вот, очень грустное: «…за морями, которым конца и края, / в темноте всем телом твои черты, / как безумное зеркало повторяя…» Вы меня извините — я так расчувствовалась. Просто жуткая история была… Думаете, из этого можно что-то сделать? (Автор — И. Бродский — прим. «Re:».)
— Чувствуется стиль, конечно; только очень сложно для песни. Нужно проще и поскладнее. Ты должна внимательно изучить структуру песен, понять, как они пишутся, тогда получится.
— У меня еще много чего есть, я еще сказки пишу. Вам что-нибудь понравилось? Вы слушали вообще?
— Ну да, вот последнее понравилось, там, где про одиночество. Ты много куришь?
— Я? Да вы что? Эти стихи выстраданы и выплаканы. Это же любовь!
— Я просто спросил, ничего такого. Если любовь — тогда да, понимаю.


Всего оценок: 118, средний балл: 3.5
» Комментарии

← Предыдущая статья Вернуться к содержанию Следующая статья →
Статьи автора:
» В розовой кофточке и очень опасна
» Дом для бездомных-2
» ПЕТУШКИ-МОСКВА
» Саламандры VS Ундины
» Проснись и свистни!

Статьи рубрики:
» Родительский год за пять
» Сексуальная комфортность. Инга фон Кремер
» ДУМА ЖЖОТ?
» Накрытые облаком
» Пролетая над асфальтом




Оставить комментарий:
Ник:
E-mail:
Введите код, который вы видите на картинке:



Поиск
Rambler's Top100 © "RE:АКЦИЯ". Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-19561 от 11.02.2005
При перепечатке материалов ссылка на reakcia.ru обязательна
Создание сайта - alsd.ru