ФОРУМАРХИВРАСПРОСТРАНЕНИЕНОВОСТИRE:ДАКЦИЯRE:КЛАМОДАТЕЛЯМКОНТАКТЫ
 




Сделать стартовой
И еще...
Кавалерия армагеддона
На первом этаже большого туристического автобуса едет пара горнобайкеров. Всю дорогу они не снимают с себя внушительных пластиковых доспехов и мужественно пьют пиво из ... подробнее »
Выборы кончились. Началась работа
Сейчас, по итогам последних предвыборных кампаний, можно уверенно сказать, что российская политическая система уже переболела «комсомольской болезнью», когда молодежные структуры любой партии могли быть только уменьшенными копиями больших партий, состоящих из таких же, только более молодых, карьеристов и бюрократов подробнее »
Атомная весна. Путевка в Чернобыль
В этом году – 20 лет со дня аварии на Чернобыльской АЭС. Мест, где можно получить смертельную дозу радиации почти не осталось. Там даже живут люди. Более того, чернобыльская зона постепенно превращается в зону туристическую, и турфирмы уже борются за право возить экскурсии по окрестностям ЧАЭС. подробнее »
Образцовые образцы
Брутальный небритый мужик деликатно ноет о безответной любви, а нежная блондинка, матерясь, бьет себя кулаком в грудь и поет о том, что она «е*аная принцесса». подробнее »
RЕ:ЙТИНГ молодых политиков ВТОРОЙ тур
«Re:Акция» провела титаническую работу по расчистке итогового списка как от тех, кто уже может стать президентом, так и от тех, кто им не собирается становиться. Узнай, кто станет президентом будущего! подробнее »

Главная » Архив » Номер 3 » Тот самый день в секторе газа
Тот самый день в секторе газа
Номер: №3, "Отечественные мыльные оперы"
(2 февраля 2006 — 12 февраля 2006)

Рубрика: Специальный репортаж
Тема: ХАМАС и ФАХТ
От: Наталья Мозговая


Наталья Мозговая, трижды лауреат премии РОТОР. Родилась в Екатеринбурге. Живет и работает в Израиле. Наташа — один из самых отчаянных и, безусловно, самый красивый военный репортер планеты

Первый выпуск новостей — в пять.
— Асмолов, — дернула я по мобильнику корреспондента «Коммерсанта». — Поехали на территории, выборы смотреть.
— Какого черта, — меланхолично ответил он. — ФАТХ победит, а я как раз в универ собрался.
— Ну не можем же мы пропустить торжество палестинской демократии, — не очень уверенно сказала я. — Впервые за 10 лет, то-се... Тем более в Рамалле делают отличный кофе.
— Ладно, — буркнул «Ъ».
На КПП «Битуния» я в очередной раз пожалела деревья, загубленные ради горы бумажек о том, что за жизнь нашу никто ответ­ственности не несет. На первый взгляд казалось, что по ту сторону блокпоста палестинцы полностью со мной солидарны — «зеленых» хватило бы на «живые щиты» для каждого дерева в тропических лесах. У нас «зеленые» — это ХАМАС. Или, как называет исламистов один из московских знакомых, — «бородатые зайцы».
После бардака последних недель вооруженные хамасовцы вели себя подозрительно тихо и дружелюбно.
— Что они замышляют? — поинтересовалась я у иностранного наблюдателя, японца Юджи с непроизносимой фамилией.
— А ты откуда?
— Из России, — соврала я на всякий случай.
— Вечно вы, русские, ищете подвох, — погрозил он пальчиком. — Нет, все тихо. На всякий случай нас тут много.
«И мы — банда», — добавила я про себя.
Решила проверить на прочность последние опросы, гарантирующие победу правящей партии, терзая каждого встречного вопросом «За кого голосуем?». «Мы любим ХАМАС, но голосуем за ФАТХ», — отвечают скороговоркой, отводя глаза.
— Врут, — мрачно заключил Асмолов.
Полюбовавшись еще пару часов на верблюдов, увешанных предвыборной агитацией, мы решили сматывать удочки. Не тут-то было: улицы в центре перекрыли.
— Ну и как теперь выезжать?
— Не знаю, — честно сказал Асмолов. — Я тут в последний раз был на похоронах Арафата.
— Поехали к мавзолею, там и вспомним.
Напротив мавзолея Арафата, забитого досками (на реставрацию?), толкались парни из палестинской охраны.
— Не впечатляет что-то могила Раиса, — громко и нахально сказала я.
— Через полгода тут такое будет — фонтаны, мечеть! — заявил хранитель покоя покойного Ясира.
— А если ХАМАС победит на выборах? — невинно спросила я.
Они нахмурились. Охранник, похожий на покойного Бодрова, зачем-то выхватил мобильник и начал меня фотографировать. Нас сдуло.
— Ну что? — весело спросил в студии коллега-ведущий. — За кого проголосовала? За ХАМАС?
— Ну за кого же еще, — сурово ответила я. — «Ислам­ский джихад» ведь в выборах не участ­вует.
Эфир прошел под бойкие монологи аналитиков.
— Если, неровен час, ХАМАС победит, будет у нас под боком свое исламское государство. Может, оно и к лучшему, — шутили они.
— В каком смысле — к лучшему? — наивно спрашивали мы.
— Ну, в том смысле, что теперь они не будут притворяться, что хотят мира, а сами посылать террористов. Весь мир увидит их истинное лицо.
Поздно вечером позвонил знакомый фатховец.
— А ХАМАС, кажется, победил, — растерянно сказал он. — Говорят, с большим разрывом. Я из дома не выхожу. Теперь такое может начаться...
«Ну ни фига себе, сходили за хлебушком», —
подумала я.

Всего оценок: 19, средний балл: 3.5
» Комментарии

← Предыдущая статья Вернуться к содержанию Следующая статья →
Статьи автора:
» Тот самый день в секторе газа
» Любовь и пулеметы

Статьи рубрики:
» Родительский год за пять
» Сексуальная комфортность. Инга фон Кремер
» Оранжевое настроение, прощай!
» Атомная весна: «Мне 20 лет»
» Дальний Восток молодежной политики




Оставить комментарий:
Ник:
E-mail:
Введите код, который вы видите на картинке:



Поиск
Rambler's Top100 © "RE:АКЦИЯ". Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-19561 от 11.02.2005
При перепечатке материалов ссылка на reakcia.ru обязательна
Создание сайта - alsd.ru