ФОРУМАРХИВРАСПРОСТРАНЕНИЕНОВОСТИRE:ДАКЦИЯRE:КЛАМОДАТЕЛЯМКОНТАКТЫ
 




Сделать стартовой
И еще...
Желтая чума
Наполеон I Бонапарт изрек однажды: «Китай спит. Пусть он спит и дальше. И не дай бог нам дожить до такого дня, когда Китай проснется». подробнее »
Сфотографировать лужу и написать «небо»
Природа человеческой популярности неисповедима. Почему людям нравится один сериал, а другой сериал не нравится? подробнее »
Нет мигалкам!
Более чем в 20 городах прошла всероссийская акция протеста «Нет мигалкам!»: автомобилисты требовали оправдать Олега Щербинского, который был осужден на 4 года колонии-поселения «за нарушение ПДД, повлекшее гибель алтайского губернатора Анатолия Евдокимова» подробнее »
Как захочешь, так и было
Существует 2 категории «фантазеров» от истории: либералы, которые считают, что Россия – это недоразумение, несущее опасность всему миру, которое раздробить на радость другой категории – сепаратистам. подробнее »
По образу и подобию
Фантасты населяют свои миры андроидами. Вспомните блокбастеры «Матрица», «Бегущий по лезвию бритвы», «Искусственный интеллект», «Эдвард руки-ножницы», «Я робот». Киборги выглядят точь-в-точь как люди, они могут думать, как мы, любить, учиться и даже искать смысл жизни. подробнее »

Главная » Архив » Номер 10 » Совсем другая история
Совсем другая история
Номер: №10, "С войной закончили мы счеты?"
(6 мая 2005 — 15 мая 2005)

Рубрика: RE:АКТИВ
Тема: Краски и краски
От: Дарья Стояновская


На двери – свастика. А под свастикой – традиционный фашистский лозунг. Час пик, вагон метро забит под завязку: студенты, пенсионеры, военные – всякие. И хоть бы кто обратил внимание, возмутился. Нет, все спокойны. Взгляды безразлично скользят по мрачным, но привычным символам, и дальше – по рекламным плакатам и схеме метро. Я зажмуриваюсь, мысленно перематываю пленку времени назад, всего на несколько часов – и оказываюсь дома. По кухне шаркает бабушка в своих смешных меховых тапочках. Здесь она полновластный хозяин: бубнит «Эхо Москвы», на стуле – плед, на столе – заботливо заготовленные газеты и очки в старомодной оправе. Бабушка наливает мне чай и рассказывает.
Москву бомбят, голод, холод, дом пуст, где семья – неизвестно. В кармане у бабушки только драгоценная головка сахара, таких теперь уж не делают. И зацепка: далекий город Ульяновск, где живут родственники. «Но это уже совсем другая история», – говорит бабушка и задумывается. Я беру ее за руку, сухую, как ветошь… и открываю глаза. Мы проезжаем «Маяковскую». Когда-то эта станция была бомбоубежищем, но никто этого, видимо, уже не помнит. И вот теперь – свастика на двери…
Резким движением я сдираю ненавистную бумажку и выхожу из вагона. Стою на платформе и смотрю на отъезжающий поезд. Никто как будто и не заметил ничего, только немолодой офицер в форме, оставшийся за дверями, заливается краской. Он понял.

Всего оценок: 3, средний балл: 5
» Комментарии

← Предыдущая статья Вернуться к содержанию Следующая статья →
Статьи автора:
» Кровь как она её есть
» Валя, кыш!
» Берем живьем Черта. Не за рога
» Сидеть дома с десяти до шести. Я сказал: сидеть!
» 2-я жизнь РТИ № 2

Статьи рубрики:
» Осторожно, скобка закрывается
» История «перестройки» в историях двадцатилетних
» Медиасеть для продвижения СМИ
» Лед стоит. А мы тронулись
» Жизнь взаймы




Оставить комментарий:
Ник:
E-mail:
Введите код, который вы видите на картинке:



Поиск
Rambler's Top100 © "RE:АКЦИЯ". Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-19561 от 11.02.2005
При перепечатке материалов ссылка на reakcia.ru обязательна
Создание сайта - alsd.ru