ФОРУМАРХИВРАСПРОСТРАНЕНИЕНОВОСТИRE:ДАКЦИЯRE:КЛАМОДАТЕЛЯМКОНТАКТЫ
 




Сделать стартовой
И еще...
NEWS TOTO №23
NEWS TOTO САНКТ-ПЕТЕРБУРГ – ПЕТРОЗАВОДСК – ГРОЗНЫЙ САРАТОВ – КРАСНОЯРСК – МОСКВА ИРКУТСК – ЧЕЛЯБИНСК подробнее »
Когда ученые боялись собственных созданий?
Трансгуманисты уверены, что до бессмертных людей — рукой подать. подробнее »
Мутация вида
Второй фильм режиссера Андрея Звягинцева «Изгнание» критики поспешили определить как «духовный гламур». Но популярное шотландское словечко «glamour» («наваждение», «колдовство») исключает смысл, заложенный в понятии «духовный» (связанный с Богом)... подробнее »
Значки: внимание!
Их покупают любители панка, панк-хардкора, ска, альтернативы, эмо и носят горстями, по несколько штук сразу подробнее »
«Офис»: перед открытием
В середине февраля на канале ТНТ стартует новое реалити-шоу о любви… к работе. «Офис» — это четыре месяца, 58 камер и 12 сотрудников, которые будут заниматься бизнесом, делать карьеру и получать зарплату подробнее »

Главная » Архив » Номер 30 » Бомбоукладчики
Бомбоукладчики
Номер: №30, "Зеленый квадрат"
(7 сентября 2006 — 17 сентября 2006)

Рубрика: Обоняние
Тема:
От: Рада Разборкис, Вадим Челиков


Костя, сосед Олега Костырева по комнате в общежитии, рассказывает, что первое, что увидел, когда вернулся с каникул, — рассыпанную по полу комнаты аммиачную селитру. Костя вернулся 24 августа, уже знал про взрыв, про то, что в комнате был тщательный обыск и несколько дней она простояла под пломбой ФСБ. Но порошок на полу остался. Селитра — один из трех компонентов самодельной бомбы, которую, как полагает следствие, изготовил четверокурсник Московского химико-технологического университета Олег Костырев. Бомбы, которая была приведена в действие на Измайловском рынке Москвы. И которая 21 августа унесла жизнь 11 человек.
 
Рынок
Измайловский рынок большинство людей считают продолжением Черкизовского, его «китайской» частью. Двигаясь к нему от станции «Черкизовская», минуешь как бы три части. У самого метро — довольно цивильные павильоны под общей крышей, с этакой претензией на звание супермаркета. Продавцы, судя по говору, в основном украинцы и жители российского юга, ставропольско-краснодарские тетушки. От метро через железнодорожный мост — официально рынок «АСТ» — в народе по-прежнему Черкизовский. Тут больше кавказцев. И, наконец, уже у гостиницы «Измайловская» — Измайловский рынок. Самый дешевый и самый запутанный. Какой-то город-лабиринт с узкими проходами среди выставленных товаров. Ощущение города возникает не только из-за размеров, но и по ритму жизни. Вот целый ряд маленьких, на одного клиента, кабинок-парикмахерских, причем в каждой клиент, вот кабинет врача, кафе. Таблички с надписями дублируются на английском, китайском, вьетнамском, таджикском и узбекском языках.
На автостоянке возле рынка ряды автобусов из разных городов: тот же Ставрополь, Кубань, Воронеж, Чебоксары…. Челноки приехали отовариться, потом везти черкизовское добро к себе, одевать-обувать земляков, кормить свои семьи. Суета и давка, азартная торговля. И во всей толчее — пустое место. Зияющий бетоном переход. Вокруг на корточках строители, отдыхают от разбора завалов. Тут тишина. Тут молчат.
Несколько дней назад на Измайловский рынок опять приезжали три студента: Олег Костырев, Илья Тихомиров и Валерий Жуковцев. Приезжали уже в наручниках. Рынок на это время оцепили и всех продавцов и посетителей вывели за территорию. Шел следственный эксперимент: подозреваемые в совершении теракта показывали, куда и как заложили бомбу. ОМОН все время держал оцепление: следствие опасалось самосуда. «Да разорвали б, конечно», — сказал один из торговцев.
По окончании следственного эксперимента рынок зажил обычной жизнью. В бизнесе вопрос межнациональной розни приводит к снижению прибыли. Одним надо продать. Другим надо купить. И тем и другим надо вернуться домой.
 
Версия следствия
Следствие считает, что идея произвести взрыв на рынке принадлежит четверокурснику МХТУ Олегу Костыреву, и именно он изготовил самодельную бомбу. В подготовке к акции активно участвовал студент Московского социального университета Илья Тихомиров, а уже накануне взрыва подельники посвятили в свои планы третьего, первокурсника Московского института инженеров транспорта Валерия Жуковцева. Последний должен был вести наблюдение и обеспечить отход бомбистов. 21 августа они через весь город на метро в двух сумках провезли самодельную бомбу и, выйдя со станции, углубились в лабиринты Измайловского рынка. Сумки поставили под пожарные щиты во вьетнамском кафе, заведя взрыватель на 55 секунд, и быстро вышли. В бомбе не было поражающих элементов, да они и не требовались. Взрывная волна разнесла перегородки, которые и стали этими поражающими элементами. Куски оргалита, стекла и пластмассы покромсали находящихся поблизости людей.
Костырева и Тихомирова задержали продавцы рынка. По некоторым данным, они еще до взрыва обратили внимание на убегающих молодых людей и решили, что это воры. После прогремевшего взрыва от самосуда бомбистов спасли охранники рынка, которые и передали подозреваемых милиции.
Валерия Жуковцева арестовали позже. Он ушел с рынка еще до взрыва, вроде бы испугался.
 Сейчас следователи предполагают, что взрыв на рынке — не первое преступление студентов. Якобы на их счету еще восемь подобных подрывов, например подрыв гаража-ракушки, принадлежавшего азербайджанцу, во время которого была ранена проходившая мимо девушка, и взрыв офиса ясновидящей Лилианы, обошедшийся без пострадавших.
Правда, милицейские чины почему-то заявили, что в качестве взрывного устройства использовался нитроглицерин. Что вызвало широкую дискуссию в кругах студентов-химиков. И даже дало повод к разговорам о том, что парней обвинили напрасно. Поскольку из перечисленных компонентов — селитра, алюминиевая пудра и сахарный песок — нитроглицерин никак не изготовить. И очень опасно его везти через весь город: смесь взрывается при малейшем толчке. А вот аммонал из этих компонентов делается легко.
 
Главный фигурант
Общага Московского химико-технологического университета имени Менделеева среди студентов зовется «Крест» — за особенности архитектурной планировки. Первые дни осени. По общаге бродят ошалевшие от счастья первокурсники в обнимку с баклажками «Жигулевского». Редкие старшекурсники в разговоры о бомбисте втягиваются крайне неохотно: все, кто хоть немного был знаком с Костыревым, успели досыта пообщаться со следователями. После долгих скитаний по коридорам — удача. Костя, сосед Олега, вместе с которым он живет с первого курса.
— Сегодня родители Олега приезжали, тоже еле нашли меня, — рассказывает Костя. — Они вещи забирали оставшиеся, ну а кое-что — телек, микроволновку, DVD-плеер — хотели мне оставить. Да мой новый сосед возмущаться стал, мол, ставить некуда, у нас сейчас в комнате два компа, холодильник… Родители у него хорошие, отец директор «Водоканала», мать завучем в лицее работала. Но, говорят, как узнала про сына — сразу уволилась. Брат старший в Московском институте электронной техники, на программера учится, волосач такой, японский учит, мангу без перевода смотрит.
Олег Костырев из Глазова, небольшого города в Удмуртии. Первый год учился хорошо, о карьере мечтал. А на втором начал пить конкретно. Весь год, аж до белой горячки дошло, еле откачали. Но сессии сдавал, парень умный. После «белочки» пить завязал. Стал в качалку ходить при общаге. Олег всегда подстригался коротко, носил камелоты, одевался в Lonsdale (одна из любимых марок футбольных фанатов), про «ребят из РОНС» часто рассказывал. Вроде, познакомился с ними где-то на концерте, стал в спортзал ездить куда-то в Перово, рукопашным боем заниматься. Сам Олег в РОНС вроде не состоял. Может, его и не брали. Он, наверное, и с точки зрения «ребят из РОНС» был отсталый, фрик такой. Там парни уж камелоты не носят и башку не бреют, а на тачках крутых разъезжают. Правда, на «махачи с черными» его брали. Говорил, что все по делу. То девушку у кого-то обидели, то наехали, сказали, что типа денег должен.
Еще был такой случай. Олег в «Сбарро» работал поваром. Нигде этому не учился, но готовил очень хорошо, дар от природы. Платили там нормально, но в мае Костырев уволился. Сказал, хозяин «чурок» на работу начал принимать. Может, такой непримиримостью он и хотел авторитет в РОНС завоевать. Хотел настолько сильно, что решил собрать бомбу. Он и в своем Глазове, по словам бывших одноклассников, все время подражал «наци». Смеялись над ним, поскольку он во всем городе был единственным таким неформалом.
В «менделеевке» разных нерусских много учится. В одном блоке с Костыревым жили таджики. Они, правда, тихие, старались даже в умывалке не встречаться. Но в общаге конфликтов не было. Администрация и ректорат строго держат, если что — сразу отчисление. Костырев учебой дорожил. И здесь нет «ребят из РОНС», перед которыми нужно было держать марку.
— Жалко его, — говорит Костя. — Сейчас ему минималка 20 лет в одиночке светит. Он со мной открытый был, все рассказывал. Говорил, что с «черными» надо бороться. Мол, если не мы, то кто же. А девушки у него не было, он три года без секса жил, точно! Видимо, не цепляло его. А когда мы на каникулы разъехались, он спрашивал, когда вернемся. Может, подгадывал, чтоб не было никого в комнате. Аммонал легко сделать: смешиваешь селитру, алюминиевую и сахарную пудру в определенных пропорциях. Ну и детонатор.
На балконе 11 этажа курит Дима — аспирант МАИ. «Ну бухал я с ним однажды», — рассказывает Дима про Костырева. Парень как парень. Ничего особенного. Мне кажется, просто под дурное влияние попал. Вот я тоже не люблю старушек, которые медленно дорогу переходят, но это же не значит, что я их сейчас взрывать пойду. Внушили ему что-то наверняка…»
 
Подельники
По разным версиям, парни познакомились то ли в старообрядческой церкви, то ли в скиновской качалке, то ли на концерте. Известно, что Тихомиров из благополучной семьи, правда страдает височной эпилепсией. Вроде бы такой диагноз приводит либо к фанатизму, либо к гениальности. Илья Тихомиров лепил из глины, занимался художественным литьем, великолепно рисовал. По другим сведениям, Тихомиров с детства увлекался пиротехникой, сам изготавливал взрывчатые смеси, которые испытывал на пустырях. Получалось у него плохо, потому и сдружился с химиком Костыревым. А вот про третьего подозреваемого, Жуковцева, мало что известно. Прокурор Москвы Юрий Семин на просьбу дать характеристику обвиняемым, сказал: «На первый взгляд это обычные ребята, отравленные ядом национализма. В результате они попали в так называемый разряд маргиналов. Тот же Жуковцев, к примеру, вырос в неполной семье, его мать одна воспитывала троих детей. То есть он изначально вырос в протестной среде, заряженной на негатив. Ему не хватало лишь врага. И вот он его нашел в лице людей другой национальности, торговавших на Черкизовском рынке».
Кстати, защищать Жуковцева взялся адвокат Самсон Авакян. Небольшая деталь: адвокат разговаривает с кавказским акцентом. И защищает Жуковцева бесплатно. По подобным тяжким статьям обвиняемому адвокат положен в любом случае. Но когда началось следствие, русские коллеги постарались отвертеться от сложного и малоперспективного дела. Самсон Авакян согласился.
— У меня, конечно, есть свое мнение, — сказал он. — Но моя работа — защищать обвиняемого, в каких бы преступлениях его ни подозревали.
По-видимому, адвокат будет строить защиту на том, что студенты не хотели устроить теракт, а собирались лишь «припугнуть» торговцев. Как это было во всех предыдущих случаях, даже по факту взрыва в офисе ясновидящей Лилианы было возбуждено дело по статье «Хулиганство». Правда, если следствие докажет причастность студентов к предыдущим восьми взрывам, про шутки и хулиганство будет говорить сложно, поскольку в общей сложности от взрывов-репетиций пострадали пять человек.
 
Эпилог
Одиннадцатый этаж, комната 139, та самая, в которой жил главный подозреваемый, студент четвертого курса физтеха Олег Костырев. В комнату только что въехали две узбечки-первокурсницы. Веселая разговорчивая Диля надраивает порошком тумбочки и возмущается, какую тут грязь развели прежние жители. «Не, кто раньше жил, не знаю. Комендант сказала, что нас тоже переселят, а то в соседней комнате парни какие-то жить будут. Да, нас человек 20 из Узбекистана приехало, на первом курсе учиться будем». Диля вытаскивает из шкафа два забытых учебника по химии, несколько потрепанных русских детективов.
Табличка на комнате 139 забрызгана красной краской. Как будто кто-то в спешке мазнул кистью, краска стекла и получились струйки и капельки. На сером фоне стен и самой серой двери красное пятно заметно издалека. Веселым первокурсницам-узбечкам пятно не нравится. Они пытаются отколупать краску ногтями, но она свежая, отдираться не хочет. Диля просит помочь ребят, они приносят порошок «Дося». «Эх вы, химики будущие! — веселятся девчонки. — Кто же краску порошком отмывает?» «Так в палатке кроме порошка не было ничего, — оправдываются ребята. — Завтра в магазин сходим за растворителем — и красное пятно исчезнет».
 
Другие материалы темы:

Всего оценок: 32, средний балл: 3
» Комментарии

← Предыдущая статья Вернуться к содержанию Следующая статья →
Статьи автора:
» P.S. «Но в нас горит еще желанье»
» Гаудеамус vs. Гамбринус: война в Бауманском университете
» Живые здесь не ходят
» Рабы не мы
» У ЖКХ за пазухой

Статьи рубрики:
» Портрет врага
» Когда святые маршируют…
» 12-е, понедельник
» О выборах
» Как не быть политическим импотентом? Начать с азов



Комментарии (оставить свой)

От: IGCpKSiqfdUwUy
06.04.2013, 15:34
HHIS I should have tuhohgt of that!

От: WSeLZuzMlPsJJlT
10.04.2013, 17:10
gexUiA vqmmuylerrtj

Оставить комментарий:
Ник:
E-mail:
Введите код, который вы видите на картинке:



Поиск
Rambler's Top100 © "RE:АКЦИЯ". Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-19561 от 11.02.2005
При перепечатке материалов ссылка на reakcia.ru обязательна
Создание сайта - alsd.ru