ФОРУМАРХИВРАСПРОСТРАНЕНИЕНОВОСТИRE:ДАКЦИЯRE:КЛАМОДАТЕЛЯМКОНТАКТЫ
 




Сделать стартовой
И еще...
Сказки странствий
Ночь, дождь, чудовищные фуры навстречу на узких дорогах — и бодрый голос актера или актрисы, излагающий литературное произведение. подробнее »
НБП. Во что верят лимоновцы
Сам Лимонов не советует своим партийцам задумываться о том, что будет после революции, поскольку это «отвлекает от насущной задачи захвата власти». Но Марина считает, что не все так просто – задумываться им нельзя, потому что тогда может пропасть ощущение кайфа. Совсем пропасть подробнее »
Евроневидимка
Две проблемы занимают мою страну в последние десять лет: поиск национальной идеи и поиск универсальной формулы выигрывания конкурса песни «Евровидение» подробнее »
Наши корпоративные университеты
В противостоянии государственных и коммерческих вузов появился «третий лишний»: корпоративные университеты. Подобно тому, как в средние века университеты возникали при монастырях, нынешние корпоративные создаются мощными бизнес-структурами. подробнее »
Инвентарь мира
«Имеджн, но поссешнс», — спел когда-то Джон Леннон, за что его и убили. Ведь жить без «поссешнс» (имущества, барахла) нельзя, это подрывает устои современного общества. А жить с имуществом — можно, но сложно. Вещи бывают ранимыми, капризными и злопамятными. К ним нужен подход. «Вещи помнят людей», — спел когда-то Андрей Макаревич — и жив-здоров. подробнее »

Главная » Архив » Номер 29 » Мы никогда не станем старше
Мы никогда не станем старше
Номер: №29, "Сбыча мечт по плану и с перевыполнением"
(17 ноября 2005 — 27 ноября 2005)

Рубрика: Тема номера
Тема:
От: Игорь Степанов


Мне 19. Я знаю об этом с 19 лет и никогда не испытывал в этом сомнений. Мне приходится притворяться перед милиционерами, женщинами, работодателями, называя в качестве своего возраста разницу между текущей датой и годом, обозначенным в паспорте.
Им важна статистика, а мне важно то, что у меня внутри. Внутри у меня психологический возраст.
Сомнений не было, но не было и ответа на вопрос: почему именно 19? Пришлось просить о помощи друга, и не одного. После бесконечного ряда задушевных бесед картина слегка прояснилась.
Во-первых, оказалось, что почти все друзья, по их собственному мнению, младше, чем кажутся по паспорту. Во-вторых, выяснилось, что возрасты, в которых они «зависли», связаны с какими-то принципиальными событиями в жизни. Событиями из ряда тех, которые (прошу прощения за выражение) «формируют личность».
Несколько друзей в 20 вернулись из армии, один в 22 потерял отца, что насильственным и внешним образом изменило его жизнь, у одного в 18 родился не очень ожиданный ребенок, еше один в те же 18 пережил клиническую смерть…
Моя история на их фоне кажется мне заурядной, но я ее хорошо знаю, поэтому расскажу.
Внезапно оказаться нищим студентом-подростком в большом городе в абсолютно враждебном окружении (с одной стороны — соседи по общежитию, среди которых преобладали дембеля, и поэтому я был для них сопляком, салагой; с другой — москвичи, для которых я был лимитой; с третьей — преподы, которые видели перед собой малообученную деревенщину), это, как все понимают, некоторое событие. Год с лишним зияющего одиночества мог закончиться чем угодно: я пытался уйти в армию, порывался бросить учебу и вернуться домой, было близко и к суициду.
Помогла (улыбнитесь) несчастная любовь, разумеется, случившаяся именно в это время. Ощущение безнадеги достигло такого абсолюта, что работал только мозг. А мозг подумал: а терять-то тебе нечего, и давай-ка ты возьмешь и будешь тащить себя за волосы из болота. И я (не зная, что это советуют популярные психологи) написал на бумажке: слева — то, от чего нужно избавиться, а справа — то, чего необходимо добиться. Только не в себе, а вокруг себя. И поставил срок — год.
Мне как раз исполнилось 19.
Через год, незадолго до двадцатилетия, я получал повышенную стипендию, у меня была своя рок-группа, со мной здоровался весь деканат (потому что я стал знатным борцом с консерватизмом), я приобрел все популярные вредные привычки, и у нас была любовь с одной из самых красивых барышень на курсе.
Как к этому шло — долго рассказывать, да и не нужно, потому что каждому свое.
Важно другое: тогда жизнь изменилась. Я стал собой. И с тех пор больше никем не был. Вот поэтому мне 19.
…А вот у барышень, кстати, все совсем по-другому. Вы, барышни, вообще сложнее, чем мы (не-барышни). Иногда мне кажется, что ваш психологический возраст — это совершенно обратная величина. Это цифра, которую вы чувствуете как окончание… даже не знаю чего. Как предел функции. К которой барышня, не раздумывая, просто движется. И если это — 42 или 53, или 61, то это ее психологический возраст и в 18, и в 22, и 27.
Психологи, наверное, поднимут меня на смех, но иногда действительно кажется так. Ведь почему-то барышни умнее мужчин. Но это уже совсем другая история…

Всего оценок: 9, средний балл: 5
» Комментарии

← Предыдущая статья Вернуться к содержанию Следующая статья →
Статьи автора:
» Мы никогда не станем старше
» Люди летают
» И опять двадцать пятый...
» Авитаминоз…
» Космическая муха-цокотуха

Статьи рубрики:
» Воют надписи
» Атака на психику
» Имморталисты: партия, которой не нужна власть сейчас, но нужны силы потом
» Принц обязан быть прекрасен
» «Оцениваю молодых — дорого»



Комментарии (оставить свой)

От: fjPvvntevbCe
08.01.2012, 22:23
Thanky Thanky for all this good ifnormaiton!

От: zkdjPgRdO
09.01.2012, 14:06
B0k7J5 zbhnjecbafvk

От: jGGobToqnZ
10.01.2012, 20:49
NaPGCg jftgddbmfrpb

Оставить комментарий:
Ник:
E-mail:
Введите код, который вы видите на картинке:



Поиск
Rambler's Top100 © "RE:АКЦИЯ". Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-19561 от 11.02.2005
При перепечатке материалов ссылка на reakcia.ru обязательна
Создание сайта - alsd.ru