ФОРУМАРХИВРАСПРОСТРАНЕНИЕНОВОСТИRE:ДАКЦИЯRE:КЛАМОДАТЕЛЯМКОНТАКТЫ
 




Сделать стартовой
И еще...
Как готовить няню
«Моя прекрасная няня» — это первый ситком, взращенный на русской почве? — Не совсем так. Не забывайте про «Сашу и Машу» — это тоже в каком-то смысле комедия ситуаций, только адаптированная с французского варианта. подробнее »
К оружию, граждане!
Считается, что нас защищает милиция. Но ведь в каждом темном подъезде не стоит по вооруженному милиционеру. подробнее »
Семь футов за «спасибо»
Что можно сказать о пластинке певицы № 1 кроме того, что альбом уже в продаже? Разве что обратить внимание гурманов на то, что все песни записаны без единого синтетического звука: использовались только ... подробнее »
Выборы кончились. Началась работа
Сейчас, по итогам последних предвыборных кампаний, можно уверенно сказать, что российская политическая система уже переболела «комсомольской болезнью», когда молодежные структуры любой партии могли быть только уменьшенными копиями больших партий, состоящих из таких же, только более молодых, карьеристов и бюрократов подробнее »
«У нас город всегда был тихим...»
О ситуации в Кондопоге газете «Re:Акция» рассказывали ее коренные жители. О том, как появилась банда заезжих чеченцев. подробнее »

Главная » Архив » Номер 10 » Героями становятся войне вопреки
Героями становятся войне вопреки
Номер: №10, "С войной закончили мы счеты?"
(6 мая 2005 — 15 мая 2005)

Рубрика: Тема номера
Тема: Кино не про немцев
От: Николай Лебедев


«Звезда» – фильм о миллионах безызвестных мальчиках: в нем рассказано всего о семерых, и то у них вымышленные имена. Когда фильм вышел на экраны, мне стали писать со всех концов страны: «А вот это был наш дядя, а вот это был наш отец, это был наш родственник» – о каждом из этих персонажей. Может быть, картина этим и оказалась близка зрителям – она воссоздает обобщенный лиро-эпический образ молодого солдата, мальчишки, который со школьной скамьи ушел на войну. И не вернулся.
Честно говоря, для меня было удивительным, что картина вызвала такой отклик, такой резонанс. Когда мы начинали фильм (а первый вариант сценария был написан в 1999-м году), казалось, что тема Великой Отечественной – тема устаревшая и отошедшая на второй план. Мне казалось, это уже мало кого интересует, что широкий зритель не станет смотреть историю из времен давней уже войны. Но… – может, это звучит выспренно, – но я на самом деле не мог не сделать эту картину. Это был мой личный долг. Я сражался отчаянно, чтобы получить эту постановку. Спасибо «Мосфильму», объединению «АРК-фильм» и продюсерам картины – Карену Шахназарову, Александру Литвинову, что они мне ее доверили.
Когда уже вышла картина, я с удивлением обнаружил, что мое прочтение темы войны в «Звезде» существенно отличается от новомодного. Я слышал диаметрально противоположные мнения. Даже не столько по поводу самой картины, сколько по поводу самой темы. А мне казалось, что здесь не может быть разночтений. Ведь это история не советская и не антисоветская, не гимн войне. Это реквием по погибшим, дань памяти ее жертвам. Для меня война – не место, где становятся героями, а великая катастрофа. То есть, конечно, здесь становятся героями, но не благодаря войне, а вопреки ей, вопреки этому страшному, чудовищному бедствию. И «Звезда» – это история мальчишек, которые закрыли грудью страну. Не власть, не Сталина – я в этом не видел вообще никакой политической подоплеки. Звезда – как в нашем фильме, так и в повести Казакевича, послужившей литературной основой, – не красная советская, а символ далекого небесного светила, к которому так тянется душа юных, символ любви и надежды.
Разумеется, в нашей стране нет ни одного человека, семьи которого бы не коснулась Великая Отечественная. История, описанная в «Звезде», – часть моей личной истории.
У меня на войне погибли дед и дядя, брат моего отца, которому было всего 19 лет от роду. Их обоих звали Николаями Лебедевыми – отец назвал меня в память о них. Поэтому я главному герою «Звезды» – Травкину – «вручил» свои семейные фотографии военного времени: и дяди, и деда, и отца с бабушкой.
 Чуть более 60-ти лет назад, в 1942-м, под Харьковом большая группа наших войск была взята в кольцо. Это была малоизвестная и страшная страница ВОВ. В окружении оказались десятки и сотни тысяч людей. Столько там полегло! И даже могил не осталось. В этом «харьковском котле» сложил голову мой дед. А дядя погиб в самом конце войны, в апреле 1945-го, под Веной. Всю жизнь отец искал его могилу. В 60-х ездил в Австрию, что было по тем временам очень непросто: «железный занавес», сами понимаете. Отец на коленях излазил воинские кладбища, был во многих архивах, но места захоронения брата не нашел. Этот поиск продолжался десятилетия: отец обращался в Международный Красный Крест, во всевозможные поисковые организации, но…– из этого ничего не вышло. И таких историй миллионы.
«Белые копатели» занимаются благородным делом, красивым, возвышенным. Пусть так, через много лет, но возвращаются имена. Я думаю, это страшно несправедливо: люди, которые шли на войну – не военные, а простые мальчишки, – их как-то не особенно вспоминают, их забыли. А их нужно помнить, потому что они все сделали, чтобы сохранить нашу страну и вернуть нормальную жизнь. «Никто не забыт, ничто не забыто»… Об этом была «Звезда», и этим занимаются нынешние ровесники тех героев.

Всего оценок: 4, средний балл: 2.5
» Комментарии

← Предыдущая статья Вернуться к содержанию Следующая статья →

Статьи рубрики:
» Выдержки из словаря
» Воют надписи
» Преодолеть страх, а потом стену
» Лезем, катимся, прыгаем, сплавляемся
» Level 2: Турнир сильнейших




Оставить комментарий:
Ник:
E-mail:
Введите код, который вы видите на картинке:



Поиск
Rambler's Top100 © "RE:АКЦИЯ". Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-19561 от 11.02.2005
При перепечатке материалов ссылка на reakcia.ru обязательна
Создание сайта - alsd.ru