ФОРУМАРХИВРАСПРОСТРАНЕНИЕНОВОСТИRE:ДАКЦИЯRE:КЛАМОДАТЕЛЯМКОНТАКТЫ
 




Сделать стартовой
И еще...
Как загружают сеть
Интернет – свобода слова или ее отсутствие? Парламентарий Павел Крашенинников требует лишать свободы за пропаганду экстремизма в Сети подробнее »
Вещи будущего – без будущего
Хороший пример гаджета – часы с mp3-плеером и фотокамерой. Другие примеры гаджетов - в свежем номере «Re:Акции». подробнее »
Первый — пошел!
За руку в институт тебя никто не поведет. Потому что, по мнению родителей, ты уже достаточно взрослый, чтобы найти дорогу до вуза. подробнее »
Приятно быть плохим
Спина парня, девушка, сидящая перед ним на коленях. Ее лица не видно, но слышен характерный чмокающий звук. Лицо парня, спина девушки, сидящей перед ним на коленях. Опять ничего не видно, но слышен характерный звук подробнее »
РОК-романтик Billy’s band: колтун в голосах
Увидев однажды Billy’s Band, вы больше никогда не забудете об их существовании. Они нестандартны во всем: от набора инструментов подробнее »

Главная » Архив » Номер 24 » Читаю недорого
Читаю недорого
Номер: №24, "Text only"
(21 июля 2006 — 31 августа 2006)

Рубрика: Осязание
Тема:
От: Рада Разборкис


…ОН НЕВЫСОКИЙ С ГОЛУБЫМИ ГЛАЗАМИ И ТЕМНЫМИ ВЬЮЩИМИСЯ ВОЛОСАМИ. МНЕ НРАВИТСЯ, ПРОХОДЯ МИМО КАССЫ, ПОДМИГИВАТЬ ЕМУ, А ПОТОМ ИЗ-ЗА ПОЛКИ С БЕСТСЕЛЛЕРАМИ НАБЛЮДАТЬ, КАК ОН ПРОБИВАЕТ ЧЕКИ И УЛЫБАЕТСЯ КРАСИВЫМ ПОКУПАТЕЛЬНИЦАМ
 
Книги «Москва» находятся в полуподвале, «Букбери» — в полуподвале и на первом уровне, «Фаланстер» — на втором этаже, «Республика» — на первом и втором, но кажется, что в пентхаусе. В «Москве» покупателей воспринимают как назойливых мух, в «Букбери» — не очень замечают, т. к. их там почти нет. «Фаланстер» ценит своих клиентов, т. к. именно они создают атмосферу, а в «Республике» из клиентов делают культ. По подвалам, полуподвалам и пентхаусам ходила Рада Разборкис.
 
Книги «Москва»
«Мужчина! Ну вы хоть бы руки помыли, прежде чем книги трогать!» — сокрушенно качает головой продавщица отдела художественной литературы для детей. В детском отделе «Москвы» — мощный недетский запах взрослого пота. Несмотря на то что лучший подарок — это футбольный мяч или «Братц», родители озабоченно мечутся в поисках «что бы такого подарить нашему сорванцу», разрываясь между «Дочуркой Гуффало» и «38 попугаями». «Москва» — типичный БКМ (Большой Книжный Магазин), построенный по принципу супермаркета: «схватил и беги». Сильно напрягает отсутствие возможности «присесть полистать», тем более в условиях постоянной толпы. В «Москве» есть все, хотя на самом деле — ничего. Большой корпус обязательной литературы по бизнесу, здоровью, компам, аспектам нападения Гитлера на Жукова и Бутч на Сурганову. Удивительная редкость — мощный отдел поэзии, в основном советской эпохи. Что мы помним из того времени? Твардовский, Евтушенко, Вознесенский? Ну вот они и есть. Ах, да — еще серебряный век, который в советскую эпоху на 90 % превратился в свинец. Еще есть пахнущая 80-ми серия «ЖЗЛ». Но самое главное находится в центральном зале. Проносясь в толпе покупателей из non fiction в fiction, очень важно не смотреть направо. Иначе начинается слюноотделение. Там чудесный отдел больших книг с картинками. Раньше они назывались «художественными альбомами», а сейчас помимо художеств там еще и обзор «крутых магазинов» Лондона и NY. В отделе больших книг над интерьерами магазинов и ворохом осенних листьев работы сэра Джона Эверетта Миллеса я обыкновенно шуршу часами. Но если честно, в «Москву» я хожу не из-за больших картинок, а из-за Леши. Леша работает продавцом в отделе худлита, день через два. Он похож на Фродо: невысокий с голубыми глазами и темными вьющимися волосами. Мне нравится, проходя мимо кассы, подмигивать ему, а потом из-за полки с бестселлерами наблюдать, как он пробивает чеки, улыбается красивым покупательницам, иногда хмурится, иногда шутит с соседними кассиршами, опуская книжку в темно-зеленый пакетик. Потом он замечает меня, минут десять строит глазки, наконец просит девчонок заменить его на кассе и идет знакомиться. Наше первое знакомство состоялось в апреле, но у Леши, как, впрочем, у большинства мужчин, плохая память на лица, поэтому он знакомится со мной каждый раз, когда я забегаю в «Москву». А я каждый раз представляюсь то Ксюшей, то Дашей, то Лесей и никогда не оставляю телефон. Ну вот, опять! «Привет…» — вкрадчиво Лешин голос за спиной. Мужчины — такие предсказуемые!
Current music: караоке-тема из Мэри Поппинс «Непогода» сменяется «Временами года» Вивальди.
Купила: Михаил Шишкин «Взятие Измаила», 258 р., Мария Скатова «Повесть о ненастоящей журналистке», 87 р.
 
«Фаланстер»
«А что, можно брать? Просто так? Без денег?» — эмокид с накрашенными черными ногтями копошится в буккроссерской полке «Фаланстера». Выбор бедненький: «I-net для чайников», «Единственная» Баха и Коэльевские «11 минут». «Ты лучше к осени заглядывай, когда сезон начнется, — советует продавец эмокиду. — А летом буккроссить некому».
«Фаланстер» — огромный дворец или просто здание особого типа, в котором — по замыслу утописта-социалиста Шарля Фурье — должны были жить и работать члены общины. «Фаланстер» в Малом Гнездниковском больше похож не на дворец, а на апгрейденый Ad Margenum с умеренным «левацким» ассортиментом для умных челов или полагающих себя такими. Тираж большинства книг можно разместить на квадратном метре (от 600 до 3000 экземпляров). Так что даже если вам книжка не нравится, все равно стоит купить, т. к. велика вероятность приобрести библиографическую редкость. Основной конек — критическая и политическая литература, а также социология и психология, что называется, «не для фанатов». Я с восторгом усаживаюсь у полки с огромным ассортиментом толстых журналов. Такой подборки больше нигде нет: от классики «Новый мир», «Знамя», «Новое литературное обозрение» до левацких энбэпэшных и непонятных «Детей Ра». Прилично выпившая дама интеллигентного вида молча пыхтит за спиной, пытаясь вытащить из-под меня лямку от сумки. «Это ваша сумка? — поворачиваюсь я к ней. — А чем докажете?» Ну блин, просто пошутить хотела. Дама меняется в лице. «Я когда молодая была, тоже много прикалывалась. Только не всем это нравится. И вообще — здесь серьезные люди ходят! Здесь атмосфера сиесты!» — она поджимает губы и машет на меня «Военными рассказами» Пепперштейна. «Тоже мне, социопатка какая!» — я раздосадовано утыкаюсь в коллекционный номер Code Red, но долго не выдерживаю — иду мириться с дамой. «И как вы здесь что-то находите? Здесь же нет никакой логики в расположении книг». «Вот когда я поняла, что нет никакой логики, сразу начала все находить. Во время сиесты логика должна быть в отключке!» — дама примирительно хлопает меня по плечу. «Ничего подобного, у нас по локациям литература расположена! — вмешивается продавец. — Только все равно лучше на нашу рассылку подписаться — проще нужные вещи находить будете». «Я счастлив! — эмоционально орет из угла эмокид, откопавший наконец-то «Подлинную историю «Секс Пистолз». «Господа, извините, уже 8 вечера, мы закрываемся», — шуршит продавец. Вот так всегда — на самом интересном месте всю сиесту прикрыли.
Current music: нет музыки.
Купила: сборник «Гламурный фашизм» с предисловием комиссара движения «Наши» Василия Якименко, 122 р., журнал комиксов Code Red, 250 р.
 
«Букбери»
«Нет, Сакина нет уже года полтора и больше никогда не будет», — качает головой девушка на кассе. «Ну как же, ведь я в поисковике нашла, что только у вас и остался», — не могу поверить я. «В нашем поисковике бывают ошибки», — еще больше начинает качать головой девушка. А я так надеялась!
«Букбери» — это та же «Москва», только с полным отсутствием покупателей и абсолютно незаметным персоналом. Но если в «Москве» отдел больших книг с картинками вызывает у меня лишь острую сердечную недостаточность, то отдел «Букбери» дер­жит в состоянии полного шока. Причем держит как популярность изданий, так и цена. О первой говорит изрядная потрепанность книг, о второй — то, что их до сих пор не купили. Я минут двадцать медитирую на книгу «Буддистских защитников» формата А2 за 7900 р. Из медитации выводит «O, bella, ciao», как-то неожиданно сменившая 5’nizza. На глаза попадается книга детства «Haroun and the Sea of Stories» Салмана Рушди в оригинале. Ладно, за Хароуна я прощаю «Букбери» казнь домашнего кабинета с уютными настольными лампами и книжными полками, превращенного в претенциозное место с полным отсутствием посетителей.
«Ох-х-х», — освобождено выдыхает кто-то под лестницей, пока я спускаюсь в non fiction. Хих, совсем забыла про «тему». В «Букбери» есть отличная «тема», магнитом притягивающая покупателей мужского пола на минус первый в отдел эзотерики и соседствующего с ним спорта. Эта тема — лест­ница. Лестница с пустыми зазорами. По ней каждые четыре минуты спускаются обладательницы золотистых волос, стройных ног и джинсовых мини-юбок. Под лестницей среди второго издания Колесникова, талмудов MrParker’a, вперемежку с «Худеем вместе с феей» и Зеландовского «Трансерфинга» тусуют мужики, каждые четыре минуты поддерживающие челюсть и выдыхающие междометия. И вот очередной, в серой рубашке и брюках, чуть ли не до подмышек натянутых, застрял прямо под «темой», делая вид, что рассматривает подарочное издание по джиу-джитсу. Когда очередная прелестница в сарафане начинает порхать со ступенек, я тихо подхожу к мужику сзади и спокойным голосом говорю ему на ухо: «Гав!». Мужик на секунду столбенеет, а потом поворачивается и сообщает, что он охранник Александр и что за поведение, нарушающее общественный порядок, он вынужден отказать мне в посещении их магазина. Александр сопровождает меня до выхода и мысленно с грохотом захлопывает дверь, благо двери в «Букбери» стеклянные.
Current music: 5’nizza.
Купила: ничего.
 
«Республика. Книги. Музыка. Перспектива»
«Ф-ф-фукси!» Находясь в «Республике» нужно вот так прикусить верхними зубами нижнюю губу и произносить немного прифыркивая: «Ф-ф-фукси!». Стоит предварительно потренироваться, т. к. республиканцы фуксии очень уважают: фукси-креслица, подушечки, стены в кафешке. «Ах, маечка для моей таксы ф-фукси/лемон (422 р.), ф-фукси-трусики American Apparel (1630 р.)», — щебечут две девушки в фукси-шарфиках у стойки с бесполезными, но удивительно нужными вещицами: ажурный скотч для картин, мешочки для содержания исподнего или сменки во время путешествий, кошельки для мелочи, расписанные вручную закладки для книг. Напротив дизайнер­ские открытки и «ах-ах!» — восклицаю в стиле республиканских фукси-девочек — среди NME, Wallpaper и прочих прелестей на англий­ском языке талмуд i-D «The best from 20 years» за почти 2000 р. Прощай, зарплата? С трудом отрываюсь — топаю в отдел канцелярии. Там очередное lifestyl’овское искушение — true Moleskine — и призывно развешанные изображения Хэммин­­гуэя, Ван Гога, Амели и Тома Хэнкса из «Кода да Винчи» с легендарным блокнотом в руках. Сначала начинаю подобостраст­но дрожать, но потом решаю — на фиг! Если нет в голове ничего такого, что может зацепиться словами за страницы, никакой «журналистик традишн инспаерс репортерс ноутбук» за 486 р. не поможет.
Ладно, от «перспективы» к «книгам и музыке» — на второй этаж. В «Республике» тоже есть лестница, только с глухими зазорами. Поэтому для девушек в коротких юбках на лестнице разложены диски Пименова и Катрин Весны, а чуть повыше — Montana Cans по 196 р. (за это респект). На втором — классика, non fiction, подарочные издания — общий набор, цены на 20-100 рублей дороже той же «Москвы». Очень порадовали стеллажи с книгами, по которым можно лазить, сидеть, лежать. Нашла в углу маленькую такую нору между окном и стенкой и забурилась туда на фукси-пуфик с книжкой Гордона. Атмосферу чилл-аута нарушил продавец со значком «Костя». Вытащил за кеду и начал учить пользоваться прослушкой дисков. В «Республике» приличный отдел аудио-видео — всего понемножку. Еще есть немного винила — ремиксы Massive Attack, Депеши и пр. Винилом, конечно, никого не удивишь, но все равно приятно. На обратном пути застреваю у розеток-изразцов и каких-то керамических изделий — Костя уверяет, что это копии образцов мастеров древней Руси от 300 р. и выше.
«Приходит утром какая-то леди из «Марриота» на второй этаж, а там в помещении кафе — потасовка. «What the fuck is happening here?» — вопрошает она. «Все ок, мэм, это мы продавца месяца выбираем», — сплетничают тем временем в углу консультанты. О temora! O mores! Будь я немного постарше — носилась бы с этим магазином, как с писаной торбой, но опыт подсказывает, что это чудо с весьма завышенными ценами повторит судьбу вконец опопсевшего «Пути к себе». «Девушка, а где здесь «Республика?» — с придыханием останавливает меня на улице мальчик-гламур. «Территория фуксии — альтернативного гламура — 100 метров от метро, — отвечаю, — скоро здесь путь краской разметят — для интеллектуальных гламопаломников, чтоб не блуждали».
Current music: приятный lounge.
Купила: Ким Аксс, Джанет МакКейб «Обсуждаем «Секс в большом городе», 360 р.

Всего оценок: 2, средний балл: 5
» Комментарии

← Предыдущая статья Вернуться к содержанию Следующая статья →
Статьи автора:
» При виде русских викингов Наполеон упал с лошади
» Ассорти: продавцы, спасатели, массажисты
» Не до ма жор
» Пусти книгу по миру
» Бомбоукладчики

Статьи рубрики:
» Век мне скутер не видать!
» Что такое осень
» Как дети делают детей. Взрослыми
» Факультеты просят: без огня!
» Первый в мире беспартийный лидер партии и другие исторические моменты




Оставить комментарий:
Ник:
E-mail:
Введите код, который вы видите на картинке:



Поиск
Rambler's Top100 © "RE:АКЦИЯ". Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-19561 от 11.02.2005
При перепечатке материалов ссылка на reakcia.ru обязательна
Создание сайта - alsd.ru