ФОРУМАРХИВРАСПРОСТРАНЕНИЕНОВОСТИRE:ДАКЦИЯRE:КЛАМОДАТЕЛЯМКОНТАКТЫ
 




Сделать стартовой
И еще...
Потерянная Грузия
Громкий конфликт между Россией и Грузией не более чем разудалая комедия, смело заявляет Максим (mr.Parker) Кононенко. подробнее »
Рабы не мы
Государственная Дума России готовит поправки к законам, которые изменят жизнь студентов. Поправки касаются Законов «Об образовании», «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», «Об объединениях работодателей». подробнее »
Геи и славяне
Вместо того чтобы соединяться с пролетариями, возбужденно настроенные группы из числа симпатизирующих православию и увлекающихся ксенофобией вышли на улицы, чтобы размежеваться с геями. подробнее »
Пелевин vs Ролинг
Когда-то Виктор Олегович Пелевин не имел себе равных в умении ухватить дух эпохи, запихнуть его в прокрустово ложе романа и сохранить для потомков на страницах книги. В «Generation П» он как никто точно передал суть сумасшедших 90-х годов... подробнее »
Человек
Автор культового романа «Мачо не плачут», питерский журналист и писатель Илья Стогов придумал свою собственную журналистику. Он не пишет статьи, не работает на телевидении. Он выпускает книги. Ежемесячно. Это его периодика. Его способ не врать за деньги. подробнее »

Главная » Архив » Номер 33 » Ножки табуретки
Ножки табуретки
Номер: №33, "Индекс худа"
(28 сентября 2006 — 8 октября 2006)

Рубрика: RE:АКТИВ
Тема:
От: Игорь Степанов


В мире самых простых цифр почти все обладают заслуженными, всеобще принятыми свойствиями или значениями. Почти регалиями. А то и медалями. Единица, например, это безусловное и четкое «я». Сам, такой, неповторимый, сущий. Вот он я. Восьмерка — известная и никем не оспоренная претензия на бесконечность, если восьмерку пнуть и уронить, восьмерка жаждет стать падшей, чтобы стать бесконечностью и все такое. Пять — понятна без объяснений. Семь — самое счастливое и волшебное число цивилизации. Два — это ты и я, любовь, секс, отношения, четность, четко, пополам, взаимность. Ноль — абсолютная пустота. Девять — предел, много, край, удар в девятку, дальше-только-множества-двузначность. Шесть — породистая жертва, от куска числа дьявола до тюремной швали, неприятность, шипящесть, ненужность, чтобы оправдать себя, надо становиться гениальным полузащитником в футболе или… или… или исчислять собою части света. Три — предел головы, конец мечты, венец творения, трезубец, святая троица, любовный треугольник, было у отца три сына, а у рыбки три желания… Почему три желания? Потому что больше трех желаний у человека просто нет. Поэтому три.
Но…
Чувствуете?
Есть еще одна цифра.
Четыре.
Четыре — кто ты? Некрепкая фигура квадрат, 2 х 2, полный привод, телеэкран? Ножки стола и табуретки? Лапы животного?
Четыре — ты кто? Тебя выбирают в знак протеста, ты звучишь в названиях произведений безбашенного романтика Лондона, кабинетного циника Сорокина, в «Четырех комнатах» Тарантино и вслед за ним — каких-то атлантических кинематографистов с разными отклонениями психики.
Четыре, ты зачем? Тебе не принадлежат явления природы, но зато в тебе так много от человеческих ремесел (вспомним ту же табуретку и воспарим мыслию к манхэттенским высоткам) — это почему, ты че?
…И вот оно. Вспомнил. Музыка.
Вся музыка состоит из числа четыре: четыре доли в такте, сильные, слабые, триоли — это нарушение, вальс тоже три, но ведь чет-вер-ти, почему слово четыре похоже на слова «черт» и «черта» больше, чем все остальные слова, а?
Почему призовых мест — три, а топ файв — это пять?
В какую дыру пропадают число и цифра четыре?
За что такая немилость простой некрупной цифре, изгнание похуже даже того, что заслужила шестерка — ведь забвение хуже проклятия.
Пусть от смысла числа четыре не зависит наша жизнь и в неконечном счете захват дураками министерства или игры умных в кольчужные переодевания, или вручения музыкальных наград не за популярность песен, а для повышения этой популярности — пусть все это играет более важную роль в нашей жизни.
Но яблоко падало на голову Ньютона, и Архимед тонул в своей ванне (где же шлялись сантехники), а вся цифровая система произошла, на минуточку, от арабов. Это может быть тоже случайность, однако арабского мира уже боится весь остальной мир, а тайна цифры «4» так и не объявлена.
Да, я еще раз согласен, что загадка цифры четыре — не вопрос недели. Но вопросы недели уже лет сто с неприятной регулярностью остаются без ответа. Поэтому давайте предположим, что ответ может находиться где-то в стороне.
В конце концов, один полоумный Перельман, решив теорему Пуанкаре, вдруг потерял необходимость искать вопросы к обнаруженным им ответам.

Всего оценок: 7, средний балл: 4.6
» Комментарии

← Предыдущая статья Вернуться к содержанию Следующая статья →
Статьи автора:
» Зачем не умирать?
» Четырнадцатая степень свободы
» Бес праздников
» Ножки табуретки
» Годзилла мариупольский

Статьи рубрики:
» О будущем ближайшем и не очень
» Ковать металл
» Реальность в ощущениях
» Накроет всех!
» Моя роль в спектакле Гришковца



Комментарии (оставить свой)

От: AuAfJpKt
05.01.2013, 10:57
Of the panoply of wsebite I've pored over this has the most veracity.

От: UuIgJRMds
06.01.2013, 21:56
oGtKuR gvxitnpjwtsh

Оставить комментарий:
Ник:
E-mail:
Введите код, который вы видите на картинке:



Поиск
Rambler's Top100 © "RE:АКЦИЯ". Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-19561 от 11.02.2005
При перепечатке материалов ссылка на reakcia.ru обязательна
Создание сайта - alsd.ru