ФОРУМАРХИВРАСПРОСТРАНЕНИЕНОВОСТИRE:ДАКЦИЯRE:КЛАМОДАТЕЛЯМКОНТАКТЫ
 




Сделать стартовой
И еще...
Папа анархия
Диана, двухлетняя дочь автора песен группы «Король и Шут» Андрея Князева, уже ждет в подарок на совершеннолетие символ небесной энергии из волшебного леса. Зачем он ей, остается только догадываться… подробнее »
Лайф под парусом
Роллеры бывают разные: взрослые и юные, начинающие и продвинутые, фитнесеры и агрессивщики. подробнее »
Тот самый день в секторе газа
Решила проверить на прочность последние опросы, гарантирующие победу правящей партии, терзая каждого встречного вопросом «За кого голосуем?». «Мы любим ХАМАС, но голосуем за ФАТХ», — отвечают скороговоркой, отводя глаза. подробнее »
Этот дырявый дырявый дырявый мир
Дырка от бублика — это даже меньше, чем от мертвого осла уши. Это просто вообще ничто, пустое место. подробнее »
Приятно быть плохим
Спина парня, девушка, сидящая перед ним на коленях. Ее лица не видно, но слышен характерный чмокающий звук. Лицо парня, спина девушки, сидящей перед ним на коленях. Опять ничего не видно, но слышен характерный звук подробнее »

Главная » Архив » Номер 7 » ЗАКРУЖИТЕ МНЕ ГОЛОВУ, СУДАРЬ!
ЗАКРУЖИТЕ МНЕ ГОЛОВУ, СУДАРЬ!
Номер: №7, "8 Марта"
(2 марта 2006 — 12 марта 2006)

Рубрика: Шестое чувство
Тема:
От: Елена Муссалитина


Поручик галантен и хорош собой. Мундир ладно облегает широкие плечи. На груди в ряд награды «За Бородино», «За Аустерлиц», «За Маренго».
Осыпав меня комплиментами и звякнув шпорами, ангажирует на вальс-гавот. Делаю реверанс и протягиваю руку в атласной перчатке (газовые появились на много лет позже). Поручик кружит, что кажется, будто летишь. Придерживаю шлейф платья и завидую нашим прабабушкам.
 
Из века XIX в XXI
Традиции балов возрождаются. Балы — это вам не безликая дискотека. Достаточно вспомнить волнение Наташи Ростовой на первом выезде. Такие же чувства испытываешь и теперь. Дамы, высшее общество, выход в свет. Анатолий Михайлович Мазалов находится в центре бального вихря. Он — президент Ассоциации клубов бального танца и изящных манер при военно-историческом клубе «Московский корпус». В состав ассоциации входят танцевальные коллективы «Виват», «Бородино», «Дамы и гусары» и клуб «Политес» — любимое детище Анатолия Михайловича, с которого все и началось двенадцать лет назад. Сейчас это довольно известный коллектив, который неоднократно выступал во многих российских дворянских усадьбах и дворцах, гастролировал в Европе.
Каждое занятие начинается с разминки, во время которой дамы и кавалеры делают замысловатые фигуры: «круазе», «шане», «эвеле», «падебаски» и еще бог знает что! Но без этого никакой гавот, краковяк, а тем более полонез не станцуешь. У «новичков» заплетаются ноги, но «старички» над ними не хихикают: помнят, что и сами недавно так же ковыляли. Все стараются.
Барышни млеют от одного взгляда на своего учителя: высокий, подтянутый, седовласый, галантный, с неиссякаемым запасом комплиментов — он может «обставить» любого юнца. Кавалеры смотрят на него с тихой завистью, перенимают не только танцевальные навыки, но и манеру общения. Анатолий Михайлович достаточно строг: то хвалит своих учеников, то ругает. Периодически под сводами зала разносится его звонкий голос: «Девочки, вы — мои лапушки!.. А!!! Несносные кавалеры, опять акцент забыли!..»
Ученики в «Политесе» под чутким руководством Мазалова изучают не только исторические и современные бальные танцы, но и манеры. Проходит несколько дней, и «новички» начинают грациозно раскланиваться, умело манипулировать веером, говорить комплименты друг другу, флиртовать.
Учитель считает, что изящно и вовремя сказанный комплимент способен творить чудеса. Это искусство, которому необходимо учиться. Для каждого у Анатолия Михайловича найдется доброе словечко. В группе он слывет коварным очарователем, с которого «несносные» кавалеры втихаря берут пример.
И правильно делают. Ну как не растаять женскому сердечку, когда, целуя руку своей даме, кавалер томно говорит: «О, пленительная фея, ваши глаза, всегда такие лучезарные, сегодня сверкают как бриллианты. Я не в силах устоять пред их очарованием... Если вы откажете в танце мне, вашему верному палладину, я окончательно потеряю рассудок!». Дама, не ожидавшая подобных речей, запросто может упасть в обморок. В объятья кавалера, конечно. Этого-то ему и надо!
 
Бальные пикантности
Красноречие необходимо на балах, впрочем, так же как и «разумение различных положений вещей». Ведь во время бала говорили не только на языке танца и комплимента, но и на языке мушек и веера. Дамы, а часто и кавалеры, носили с собой маленькие коробочки с черными бархатными «родинками»-мушками, которыми украшали лицо, шею, декольте, руки.
Мушки были разной формы: кругленькие, овальные, в форме цветочков и карточных мастей... Особенно «пикантными» считались мушки, изображающие букашек, кареты и театральные маски. Расположение мушки несло определенную информацию. Во время бала мушки могли добавляться, убираться или переклеиваться — в зависимости от обстоятельств. Так, мушка над губой означала «я люблю авантюры», мушка на щеке символизировала «роковую тайну», а на лбу — то, что его обладатель — человек рассудка, а не чувств.
Веер служил не только «предметом для навевания прохлады» и украшением платья, но и подчеркивал изящество руки. Появиться в свете без перчаток
и веера считалось верхом неприличия. Ко всем своим достоинствам, он тоже обладал тайным языком.
Ведь если открытым веером дотронуться до левого уха, это будет означать «будьте осторожны, за нами следят», а чтобы сказать «я тебя люблю», достаточно правой рукой указать закрытым веером на сердце. В конце концов, веером можно было стукнуть по плечу надоевшего кавалера: тот сразу же все понимал и более не докучал.
 
Хочешь быть красивым, поступай в гусары!
Гродненский гусар в ответ на вопрос «Как поживаете, Федор Григорьевич?» лихо подкручивает пушистые усы и произносит:
— Мерси, сударыня. Мундир в порядке. Ментик пошит. Оружейник пуговицы отлил. Шнурки я уже замочил…
— Какие шнурки?
— Для кивера!
Федор начинает объяснять, какой именно шнур надо покупать, чтобы при выделке и отбеливании не пострадала фактура нити, иначе красивый темляк (шнур, заплетенный в сложный узор) для кивера — гусарского головного убора — не выйдет. А как без этого гусару?
Люди, которые заболевают исторической реконструкцией, заражают этой болезнью своих близких.
Федор Заборсин в реальной жизни — офицер Вооруженных сил России, подполковник, человек серьезный и ответственный. В жизни другой, может быть, даже реальнее реальной, — член военно-исторического клуба «Лейб-гвардии Гродненский гусарский полк» в чине вахмистра. Федор отважно рубится в баталиях, сочиняет историко-романтические стихи, лихо, истинно по-гусарски кружит дам на балах и расточает комплименты. Его увлечение поддерживают друзья, супруга и дочки. Старшей — Дашеньке — было обещано подарить изумрудного цвета амазонку для верховой езды, если успешно закончит школу.
У военных историков семейст­венность — довольно распространенное явление. Часто бывает, кто-то из детей «заболевает» историей, подключаются родители, которые занимаются серьезнее своего чада. И, наоборот, страсть переходит от родителей к детям. Малышам шьют мундирчики и платьица, в которых они радостно бегают по залам старых особняков или по Бородинскому полю. Ах, этот милый XIX век!
 
Жизнь светская бальная
Зима в Европе — время дворянских балов. Весна, лето, осень — заботы, хлопоты, дела в имениях, путешествия. Зимой же наступали дни для общения, встреч с давними друзьями, написания мемуаров... и балов. Балы в жизни светских людей играли очень важную роль. На них завязывали важные знакомст­ва, совершали сделки, узнавали последние новости, подыскивали женихов и невест.
К «выходу в свет» детей готовили практически с самого рождения. С младенческих ногтей изучались иностранные языки, манеры, разучивались замысловатые танцевальные па — и все для того, чтобы можно было блеснуть на балу красноречием, покорить всех изяществом и легкостью в танце. Для девушек обязательными были уроки музыки — ведь хозяева бала могли попросить исполнить арию из модной оперы.
Бальная история России берет свое начало от Петровских ассамблей. О красоте, блеске и широком размахе российских балов XVIII–XIX веков писали многие отечественные и зарубежные историки и литераторы. Только русские могли промчаться в вальсе так, словно нет паркета под ногами, и так лихо щелкнуть в мазурке каблуками, что, казалось, искры посыпятся.
Я танцую, а юбка летает… Поручик уверенно ведет и что-то говорит про мои очаровательные глаза. Пожалуй, надо вписать его в записную книжку моего мобильного. Может, как-нибудь позвоню…

 

 


Всего оценок: 53, средний балл: 4.2
» Комментарии

← Предыдущая статья Вернуться к содержанию Следующая статья →
Статьи автора:
» ЗАКРУЖИТЕ МНЕ ГОЛОВУ, СУДАРЬ!
» Чтобы узнать человека, нужно его насмешить

Статьи рубрики:
» Быть-делать-иметь, или Мы рождены, чтоб сказку сделать былью
» Овогуливание «чайников»
» Клюшки наголо!
» Запудренные мозги
» Белые не умеют падать



Комментарии (оставить свой)

От: stalkersha
15.05.2007, 16:28
Приходите к нам в «Политес»! Будем рады!!!
Замечательная статья, подняла настроение и сразу взгрустнулось, что сезон балов подошел к концу(((



Оставить комментарий:
Ник:
E-mail:
Введите код, который вы видите на картинке:



Поиск
Rambler's Top100 © "RE:АКЦИЯ". Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-19561 от 11.02.2005
При перепечатке материалов ссылка на reakcia.ru обязательна
Создание сайта - alsd.ru