ФОРУМАРХИВРАСПРОСТРАНЕНИЕНОВОСТИRE:ДАКЦИЯRE:КЛАМОДАТЕЛЯМКОНТАКТЫ
 




Сделать стартовой
И еще...
Еще цветочки
Победа российской команды по футболу среди юношей в Чемпионате Европы была одержана скорее вопреки, а не благодаря, утверждает газета «Rе:Акция». подробнее »
Декабрьские новинки на книжном рынке
ВОЛЧЬЯ ЯГОДА — близкий к провалу труд. КЛЮКВА — вроде бы хорошо, но возникают предчувствия. КЛУБНИЧКА — неоднозначная, порождающая сомнения. ИЗЮМИНКА — уникальная, с необычным содержанием. АРБУЗ — главная книга, пропустить нельзя подробнее »
Новый цвет детской неожиданности
Потоки недостоверной информации из скандальных источников и почти полное молчание легитимной науки привели к ментальному хаосу. О детях индиго знают все, но что они из себя представляют, каждый понимает по-своему. Поэтому если вы ощущаете себя человеком индиго, не исключено, что так оно и есть подробнее »
Поиск или жизнь
Нет ничего важнее, чем поиск Русского Пути. Этим поиском мы заняты вот уже не одну сотню лет. Всех концепций на тему «Как нам обустроить Россию» не перечесть. подробнее »
Спасение угорающих
Чтобы не стать жертвой «красного петуха», корреспондент «Re:Акции» Рада Разборкис совершила учебный спуск с последнего этажа высотного общежития. подробнее »

Главная » Архив » Номер 12 » Люди говорят
Люди говорят
Номер: №12, "Агата Кристи"
(13 апреля 2006 — 23 апреля 2006)

Рубрика: Тема номера
Тема:
От: RE:АКЦИЯ


Говорит книголюб
Читайте Интернет
Константин Сальберг-Вачнадзе, представитель некоммерческого фонда «Пушкинская библиотека»:
Дети и молодежь читают мало. Есть мнение, что Сеть вредит чтению: мол, подростки целыми днями просиживают за компьютером, напрочь забывая о книгах. Но виноваты в этом вовсе не Интернет и компьютеры, а отсутствие культуры чтения. Интернет объединяет мощнейшие социологические инструменты, которые позволяют точно определить литературные предпочтения молодого поколения. Один из них — сайт bookcrossing.ru. В России такой вид обмена книжками только начал приживаться. Но несмотря на свою молодость, проект ясно показывает: у молодежи есть интерес к книге. Такие проекты стимулируют интерес к чтению, формируют читательские предпочтения. Буккроссинг — достойный ответ тем, кто не верит, что детей можно приобщать к чтению с помощью компьютеров. Макулатура — это эволюция.
 
Говорит книгоутилизатор
Макулатура как эволюция
Роман Морозов, менеджер по заготовкам макулатуры:
Что такое книга? Бумага как информационный носитель. Возможно, после переработки на этой бумаге появится другая информация, которая будет полезнее прежней. Это — эволюция. Наши постоянные клиенты — крупные издательства. Они сдают нам целые партии книг, которые по каким-то причинам не пошли в продажу или не имеют спроса. Мы их перерабатываем и из них печатаем другие книги. Жалости нет: мы не уничтожаем эти книги, а перерабатываем. Да и не понесу же я этот хлам к себе домой! Сам я не очень много читаю. Если мне книга понравилась, я ее себе оставлю или поделюсь с супругой, детьми, но передавать ее кому-нибудь, оставлять где-то не буду.
 
Говорят новички
Как это бывает в первый раз
Кроссер Hugo о том, как нашел свою первую книгу:
О буккроссинге я узнал на сайте Flashmob.ru. Зашел, прочитал, понравилось, подписался на рассылку. А 31 января получил сообщение с сайта буккросинга:
«Здравствуйте! Вы получили это сообщение, потому что захотели узнавать обо всех освобожденных книгах в городе Москве. 2006-01-31 в 12:00 буккроссером Лизавета была освобождена книга «Неестественный свет», Фиделис Морган. Город: Москва. Место: Нижний Кисловский переулок. Не дайте книге промокнуть под дождем и растрепаться на ветру. Поспешите найти ее».
Я сразу туда. Сначала перепутал переулки и уже думал, что опоздал, потом зашел в соседний переулок и сразу же нашел книгу, она лежала между прутьями ограждения какого-то здания. Да не одна, рядом с ней была еще «Хрестоматия по древнерусской литературе». Книги были все в снегу, хотя положили их туда тридцать минут назад. Обрадовался, честно говоря, сильно, так как уже думал, что зря с утра поперся в центр. С тех пор я порой отпускаю книги. А ловлю реже: не успеваю доехать. Но все равно нравится: хоть какая-то движуха в жизни происходит!
Кроссер Куртц о том, как нашел свою первую книгу:
Стоял я как-то в метро на кольцевой в самом конце зала, ждал девушку. Вдруг смотрю — книга: «Портрет антисемита» Жана-Поля Сартра. Думаю, возьму, почитаю. Открываю, там наклейка буккроссинга. Изучил внимательно, стало как-то приятно, идея понравилась. Книга была явно не в моем вкусе, но я готов был ее читать только из-за идеи. Потом вообще зачитался, понял, что она и без всяких буккроссингов хороша. И вообще мне все это дело очень понравилось. Обязательно и эту книгу запущу гулять, и книги, что я люблю, выпущу на волю!
 
Говорит библиотекарь
«Плохое произведение отдавать стыдно»
Максим Мошков, создатель онлайновой библиотеки Lib.ru:
С некоторых пор мой пиетет к книге как к материальному продукту культуры поугас. Я смотрю на свои забитые книгами полки, понимаю, что почти ничего из них не открою, не буду читать. Либо читал, либо не интересует. Так что пускай книга попадет к тому, кому она более ценна. Я бы оставил такие книги: «Граненый стакан» Юрия Бригадира, «Тельняшку для киборга» Николая Рубана, «Последний кольценосец» Кирилла Еськова, «Рассказы и блюз» Константина Попова, «Сердце Пармы» Алексея Иванова. Хотя меня лично от занятия буккроссингом удерживают два стандартных фактора: хорошую книжку отдать «в люди» из дома —  жалко, вдруг пригодится, например, детям или знакомым почитать захочется. А плохую — стыдно, пускай люди только хорошее читают. «Форс-мажорный буккроссинг» со мною случался неоднократно: даешь кому-то книжку почитать, а забрать ее обратно уже не случается.
 
Говорит режиссер
«У меня дома книжек вообще нет»
Евгений Гришковец, актер и режиссер:
Я ничего не слышал про буккроссинг, но, оказывается, я активный сторонник и участник этого движения! У меня дома книжек вообще нет, кроме нескольких словарей и энциклопедий. Раньше я собирал книги, выменивал и коллекционировал их. Сейчас я отдаю книгу после прочтения и не требую мне ее возвращать. Книга создана для того, чтобы ее читали. Я оставляю понравившуюся мне книгу где-нибудь в гостинице и еще пишу к ней комментарий: «Дорогой друг! Соотечественник! Мне понравилось». У многих гостиниц, особенно зарубежных, есть целые библиотеки из оставленных постояльцами книг. А плохую книгу, которая мне не понравилась, скорее всего выкину. Последнюю книжку я оставил в Индии в штате Керола, в гостинице, где останавливается мало русских. Это роман Тонино Бенаквиста «Малавита». Мне кажется, книга выполняет свою функцию, если будет прочитана как можно большим количеством людей. Как автор я это понимаю. Вообще я люблю, когда меня просят подписать мою книгу всю потрепанную, когда видно, что ее читали.
 
Говорит писатель
«Мы ходим с книгой в туалет»
Дарья Донцова, писатель:
Я давно знаю о буккроссинге. С удовольствием оставила бы свои книги, которые я написала, скорее всего на вокзалах и в приемных каких-нибудь больниц, мне кажется, это достаточно забавно, когда люди передают таким образом книги. Но на самом деле за этим скрывается проблема, так называемая «вторая» жизнь книги. У многих москвичей не очень большие квартиры, и они не могут позволить себе огромные библиотеки. Куда им девать прочитанные книги? Просто так подарить кому-то не все могут, кто-то бы с удовольствием сдал эту книгу в какой-нибудь магазин, а получил тоже подержанную, но не прочитанную, или на полученные деньги купил бы сам новую. Жаль, что теперь в Москве стало мало таких букинистических отделов, которые занимаются не раритетными, а обычными изданиями. Не думаю, что в буккроссинге есть элемент неуважения к книге. Мы ходим с книгой в туалет, в ванную или ставим на нее чашки с кофе. Честно говоря, я считаю, что самый популярный автор — это тот, издания которого вы, придя в гости, обнаружили в «уголке задумчивости».
 
Говорит эстет
«Все неправильно понимают»
Дмитрий Быков, поэт и телеведущий:
Как и к любому движению, к движению буккроссинга я отношусь безразлично. Я бы никогда не стал пытаться пропагандировать свои книги таким образом. Вообще любым образом продвигать свою книгу мне представляется неуважением к ней. Рекламировать, выступать в кабаках, где жуют — просто унизительно. Я могу поехать куда-то ее показывать (к примеру, мне интересно было показать роман «Правда» в Ульяновске, чтобы о нем узнали на родине Ленина), но это — разовая акция. Мои книги, я считаю, должны читать потому, что они написаны Дмитрием Быковым, или потому, что тема, затронутая в них, интересна. Продвигать свои книги путем буккроссинга — нет. Вообще я заинтересован, чтобы мои книги читало меньше людей. Точнее — избранные, те, которые, открывая книгу, знают, что их ждет. Например, моя книга «Орфография», так вышло, была прочитана довольно большим количеством людей. А она рассчитана на довольно специальную узкую аудиторию, написана, наверное, для пяти тысяч человек. И теперь «Орфография» многими совершенно неправильно интерпретируется. Для меня это довольно тяжело. Например, эту книгу начинают воспринимать как постмодернистский роман, чего там нет совершенно, и тому подобные глупости. Чем больше людей твою книгу прочтет, тем больше народу ее неправильно поймет. Поэтому пусть мои книги читают те, на кого я их строго ориентирую.
 
Говорит знаток вещей
Правила подземки
Мария Тарасова, сотрудник бюро забытых вещей Московского метрополитена:
Если сотрудник метро во время дежурства находит забытую или потерянную книгу, он обязан принести ее нам. Если книга подписана или имеет отличительные признаки, мы держим ее у себя месяц — ждем, не объявится ли владелец. Потом сдаем в макулатуру. Книги без опознавательных знаков сразу идут в макулатуру. Только на моей памяти книгу приносили всего раз, года два назад. А так все больше перчатки приносят.
 
Говорит журналист
«Избавление от ненужного»
 Катя Метелица, журналист и писатель:
Я знаю, что такое буккроссинг, и прекрасно к нему отношусь. Неуважения к книге я тут не вижу, даже наоборот — уважение: ведь книге дарят приключение. Иногда книга просто бессмысленно стоит на полке после того, как ее прочли один раз. Какие-то перечитывают, какие-то — нет. Порой буккроссинг даже лучше, чем традиция давать книги почитать. Ведь есть такой закон: даешь кому-нибудь книгу, которая тебе не нужна, и говоришь: читай, не возвращай. Ее обязательно отдадут тебе назад. А когда даешь любимую книгу, которая тебе дорога, и просишь, чтобы непременно вернули после прочтения, ее не отдают. В принципе, мне нравится идея использовать буккроссинг для моих книг. Другое дело, что я не очень представляю, что я буду этим заниматься сама. Если бы кто-то пустил в такое путешествие мои книги, мне было бы приятно.
Если бы вдруг я стала заниматься этим сама… Сложно сказать, какие бы я оставила книги. В этой ситуации есть какая-то двойственность: с одной стороны, можно отдать книги, которые не нужны тебе, с другой — наоборот, стараться познакомить других людей с тем, что тебе кажется важным и интересным. Думаю, это все же не должно быть избавлением от ненужных томов. Потому что так можно просто в пакете выставить книги на лест­ничную клетку. В этом тоже нет ничего плохого: для кого-то это макулатура, а кому-то пригодится. Но буккроссингом это назвать нельзя — это, скорее, избавление от ненужного. Я бы оставляла не те книги, которые вышли большими тиражами и получили широкую рекламную поддержку, а те, которые трудно издать. Наверное, я бы оставляла стихи. Или книги, которые очень важны для автора и, с моей точки зрения, интересны. Это способ поделиться своими мыслями с помощью книги.
 

Всего оценок: 4, средний балл: 4
» Комментарии

← Предыдущая статья Вернуться к содержанию Следующая статья →

Статьи рубрики:
» Миллиардеры под прицелом
» Подготовиться за 60 секунд
» Мои сюрреалистические композиции
» Лайф под парусом
» Будущее настоящее




Оставить комментарий:
Ник:
E-mail:
Введите код, который вы видите на картинке:



Поиск
Rambler's Top100 © "RE:АКЦИЯ". Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-19561 от 11.02.2005
При перепечатке материалов ссылка на reakcia.ru обязательна
Создание сайта - alsd.ru