ФОРУМАРХИВРАСПРОСТРАНЕНИЕНОВОСТИRE:ДАКЦИЯRE:КЛАМОДАТЕЛЯМКОНТАКТЫ
 




Сделать стартовой
И еще...
…А у вас снова сессия
Преподы не дремлют. Они все больше адаптируются к Интернету и развивают себе иммунитет против содранных оттуда рефератов. подробнее »
С места — в карьер
На политических дебатах Ирина Хакамада и Алексей Чадаев искали ответ на вопрос: « Где демократия?». подробнее »
NEWS TOTO №123
Краснодар – Уфа – Челябинск Вся Россия – Ярославль – Новосибирск подробнее »
Агитпоп
Важно одно: им настолько тесно на сцене, что они стремятся занять еще и политическую трибуну. подробнее »
Наши корпоративные университеты
В противостоянии государственных и коммерческих вузов появился «третий лишний»: корпоративные университеты. Подобно тому, как в средние века университеты возникали при монастырях, нынешние корпоративные создаются мощными бизнес-структурами. подробнее »

Главная » Архив » Номер 2 » Корни и крона
Корни и крона
Номер: №2, "УМЦ с четырьмя смыками"
(18 февраля 2008 — 28 февраля 2008)

Рубрика: Идея
Тема: Прежде чем родить сына и построить дом, надо посадить дерево
От: RE:АКЦИЯ


Народы, живущие кланами или тейпами, знают своих предков как минимум до седьмого колена. А в «цивилизованных» семьях дети в лучшем случае помнят имена прадедов, далее — темнота. Кто мы, откуда, почему мы такие? Неважно. Живем только будущим, которого еще нет, и настоящим, которое лишь секунда. А оборотишься назад — там пропасть…
 
От: Вадим Якунин
 
Почему я начал заниматься генеалогией? Скорее всего, это началось в раннем детстве, когда я слушал рассказы своего дедушки о том, как наши предки поселились в Мордовии, в деревне с необычным названием Рябкинский Завод еще в Петровские времена. При этом дед полушепотом добавлял, что фамилия наша берет свое начало за пределами России. А прабабушка Наталья добавляла, что наши предки были иноземцами и мореходами.
Позднее, прочитав множество научной литературы по ономастике (раздел языкознания, изучающий имена), я узнал, что все фамилии, заканчивающиеся на «ин», означают «сын». То есть я — сын Якуна. Конечно, доказать свое родство с норвежским королем Якуном Слепым было соблазнительно, хотя, по правде сказать, основным толчком к началу моих генеалогических поисков послужила другая история. И началась она со своеобразной клятвы самому себе…
 
Вспомнить все
Мой дед Николай (царствие ему небесное) всю жизнь искал могилу своего отца Федора, погибшего на Великой Отечественной войне. Полвека поисков и переписок с архивами не принесли результата: «сведения засекречены», «данных нет». Закончить поиски, начатые дедом, я посчитал для себя делом чести.
В самом начале я знал о своем прадедушке совсем немного: полное имя — Якунин Федор Алексеевич, райвоенкомат, которым он был мобилизован в армию, и еще смутное воспоминание о том, что погиб прадед от ранения в живот где-то под Воронежем.
Начал я с самого простого — пофамильного поиска в Интернете. Результат нулевой. Стал изучать генеалогические сайты и все, что связано с поиском погибших и пропавших без вести солдат и офицеров в годы Великой Отечественной.
То, что я узнал, одновременно поразило меня и ранило до глубины души. Одно дело школьные уроки истории и совершенно другое — основанная на подлинных документах информация о реальных масштабах трагедии под названием Великая Отечественная война. Ведь только в печально известном Мясном бору под Новгородом погибло 146 546 солдат и офицеров. А сколько мест, подобных этому, — не перечесть.
Ежегодно отряды поисковиков только из новгородской земли извлекают для перезахоронения по несколько сотен останков наших военнослужащих. К сожалению, идентифицировать удается не более 10 процентов. От времени и влаги разрушаются «смертники» (деревянные и металлические медальоны), расплываются чернила, цементируется бумага. Найти неповрежденную капсулу с более-менее сохранившимся содержимым считается большой удачей.
Изучив методику поиска пропавших без вести, я отправил запрос в райвоенкомат по месту призыва, особо не надеясь на успех. А пока бумага шла к месту назначения, решил узнать кое-что из истории родной деревни.
Изучая краеведение Мордовии, наткнулся на сайт администрации Краснослободского района. Отправил электронное письмо в Краснослободскую мэрию с просьбой узнать в районном загсе любые данные о людях с такой же, как и у меня, фамилией. И уже через сутки получил ответ: «Записей актов гражданского состояния на людей с фамилией Якунин нет».
Казалось, я зашел в тупик.
Однако ниже было написано о том, что администрация Краснослободского района и глава Старорябкинского сельсовета попытаются разыскать моих возможных родственников.
Все же мир не без добрых людей!
На третий день ожидания я получил электронное сообщение: найдены две мои двоюродные бабушки. «Они очень обрадовались и приглашают вас летом в гости», — такими словами заканчивалось письмо. Благодаря последовавшей переписке я узнал о существовании еще сорока четырех представителей моей фамилии!
А в конце месяца получил долгожданный ответ из РВК: «Значится: Якунин Федор Алексеевич. Родился... Призван… Погиб в бою в 1942 году».
Что ж, это понятно: только по официальной статистике в списках безвозвратных потерь значится 8 868 400 солдат и офицеров. Обратился в архив. И — повезло: получил не одну, а целых три архивных справки! Одна из них касалась моего прадеда, две другие — его родных братьев, также пропавших без вести. Так что я не только узнал о существовании новых предков, но и выяснил номер полка, в котором воевал Федор Алексеевич Якунин.
Теперь у меня на руках были более полные данные о некоторых представителях моей фамилии, и я с удвоенной энергией принялся как за поиск могилы прадеда, так и за построение генеалогического древа.
 
Моя РОДОСЛОВНАЯ
Кстати, прежде чем заводить «разговоры» с архивами, необходимо учесть современные поправки на принадлежность искомых населенных пунктов к уездам, губерниям и краям царской, а позднее и Советской России. В моем случае деревня Рябкинский Завод за всю историю своего существования несколько раз меняла свою административно-территориальную принадлежность, в разное время входила в состав Нижегородской, Пензенской и Воронежской губерний, а также Мордовской АССР.
Спустя пару месяцев я получил очередной счет на оплату проведенного изыскания и бандероль со штампами госархива. В почтовом отправлении находилась толстая пачка копий документов: выписки из ревизских сказок, церковных книг и аккуратно сложенный плакат со схематически изображенной родословной. Несколько часов работы по переносу данных в компьютер, и я стал счастливым обладателем электронного (англоязычная программа GenoPro) генеалогического древа, состоящего из 109 представителей моей фамилии. «Теперь» моя родословная уже насчитывает восемь полных поколений Якуниных.
Временно прекратив работу по родословной, я вновь принялся за поиски могилы прадеда. Именно номера воинских подразделений являются ключевыми в архивном поиске. Помимо этого в полученной мною справке была указана точная дата гибели прадеда: «Погиб от ран 10 августа 1942 года в ППГ (полевой подвижной госпиталь) 40-й армии».
Следующие полтора года я потратил на то, чтобы выяснить, к какому фронту относился данный стрелковый полк и где он вел бои на момент гибели моего предка. Заминка возникла из-за опечатки, допущенной во время расшифровки боевого донесения. В документе значился 638-й стрелковый полк, который не входил в то время в состав 40-й армии, а сражался на Синявинских высотах под Ленинградом. Изучив боевой путь армии и перелопатив массу материалов о ее подразделениях, я выяснил, что истинный номер полка был не 638-й, а 628-й. Именно он, в подтверждение воспоминаний моего дедушки, летом 42-го вел кровопролитные бои на территории Воронежской области.
Узнав точное место дислокации полка по состоянию на август 1942 года, я уже было праздновал победу, но столкнулся с новой трудностью. Как оказалось, определить населенный пункт, в котором находился безымянный ППГ и куда доставляли раненых с переднего края, практически невозможно.
Согласно списку медицинских учреждений 40-й армии (опубликованном на сайте «Солдат»), в непосредственной близости от места боевых действий полка постоянно курсировали 69 полевых госпиталей. А архив военно-медицинских документов без указания номера лечебного учреждения фактически отказался дать какой-либо внятный ответ. Возможно, мои поиски продолжались бы и по сей день, если бы не началась кропотливая работа по созданию электронной базы данных безвозвратных потерь Красной армии и ВМФ под названием «Мемориал». В рамках этого проекта началось сканирование подлинных архивных документов и их размещение в Интернете на сайте www.obd-memorial.ru. Доступ к данным материалам открыт для всех желающих.
В последних числах 2007 года на телеканале НТВ прошел репортаж о запуске в работу «Мемориала», и я сразу же кинулся к компьютеру. Буквально через 10 минут с начала поиска у меня сперло дыхание: на экране монитора висел паспорт братской могилы с поименным списком покоящихся в ней солдат. Вот и имя моего прадеда — красноармеец Якунин Федор Алексеевич, умер от ран 10 августа 1942 года...
Теперь мне осталось сделать самое главное — приехать в село Каширское, положить цветы и поклониться могиле прадеда и его 46 боевым товарищам.
Правда, и это теперь, скорее всего, лишь начало пути…
 
Вечером деньги, утром стулья.
Одна из главных проблем генеалогического поиска заключается в том, что в начальный период становления Советской власти огромная часть архивов и церковных книг была уничтожена. Генеалогические поиски достаточно трудоемки, а в некоторых случаях и дороги. Материальные затраты возникают не только тогда, когда вы нанимаете генеалога-профессионала. Поиски по вашим запросам во всевозможных архивах и снятие копий с хранящихся в них документов также будут стоить денег. В среднем работа за поиск по конкретному запросу будет стоить от трех до шести тысяч рублей.
Конечно, труд архивариусов тяжел и кропотлив. Однако расценки на выполнение поисковых работ, честно говоря, иногда напоминают вымогательство. Допустим, если ваши предки жили на территориях Украины или Белоруссии, то счет пойдет не на рубли, а «условные единицы». Национальный исторический архив Беларуси, например, оценивает свои услуги в 600 долларов США. И без гарантии результата. Хотя какие могут быть гарантии, если архивные работники сами зачастую толком не знают, что и где у них хранится? Но деньги все равно заплати.
Работа по двум направлениям вылилась мне примерно в 10 000 рублей, но я об этом ничуть не жалею — «есть вещи на порядок выше».
 
 
Как вырастить генеалогическое дерево в сети.
«Всероссийское генеалогическое дерево» (www.vgd.ru)
Здесь вы найдете алфавитный список фамилий и их представителей, даже сможете вписать себя в историю, а в специально отведенной ветке форума желающие отыскать однофамильцев и родственников оставляют номера своих ICQ, можете и вы попытаться.
Family Soft (www.famsoft.ru)
На сайте выложены программы «Моя родословная» и «Мой электронный архив». С их помощью можно генерировать генеалогическую информацию и собирать семейный архив.
Программа «Российские династии» (http://geno.ru)
На этом сайте можно не только заказать генеалогическое исследование, но и устроиться на работу в качестве историка или специалиста по ономастике.
Программа GenoPro (www.genopro.com)
С этого сайта можно скачать тестовую версию программы, весит она совсем немного — чуть больше двух мегабайт. Внешне она похожа на Microsoft Excel. Благодаря русскоязычному интерфейсу GenoPro легко пользоваться, аккуратно вписывая в ячейки таблицы имена и даты жизни предков.

Всего оценок: 14, средний балл: 1.8
» Комментарии

← Предыдущая статья Вернуться к содержанию Следующая статья →

Статьи рубрики:
» Веселый зеленый Роджер
» Чьи это поля, косовары?
» На три буквы
» Netократии не будет




Оставить комментарий:
Ник:
E-mail:
Введите код, который вы видите на картинке:



Поиск
Rambler's Top100 © "RE:АКЦИЯ". Свидетельство о регистрации ПИ № ФС77-19561 от 11.02.2005
При перепечатке материалов ссылка на reakcia.ru обязательна
Создание сайта - alsd.ru